Мехк-Кхел

Независимый интернет-портал Ингушетии

ГОЛОСОВАНИЕ

Евкурова в отставку?

Погода

RSS В иностранной прессе

Контакты

  • Электронная почта: mehkkhelonline@gmail.com

Архивы

Ссылки

Продолжение: Механика смерти

C. Белозерцев, Л. Дуванова

П.ГРАЧЕВ, генерал армии, министр обороны России:

— Ввод войск был необходим для миротворческих целей в те населенные пункты, где в этом возникла необходимость. Внутренние войска нейтрализовали там непримиримых, чтобы они не могли повторить трагедию 31 октября. Здесь территория Российского государства, и войска прибыли во Владикавказ для четкого выполнения Указа Президента России. Перед ними стоят задачи по блокированию националистических банд обеих сторон и их разоружению.

СВИДЕТЕЛЬСКИЕ ПОКАЗАНИЯ

В.ОПРЫШКО и А.КОДУКАЕВ, спецкоры газеты «Коммерсант-Daily»:

— На линии фронта около села Дачное мы имели возмож­ность наблюдать за странными действиями российских войск. Задачу разделения воюющих сторон они выполняли своеобразно: впрямую участия в наступлении на стороне осетин не принимали, однако активно поддерживали огнем атакующих ополченцев. Своими глазами мы видели, как российские танки и бронетран­спортеры подавляли боевые точки ингушей (один раз даже наблюдали стрельбу из зенитного комплекса «Шилка»). Интерес­ная деталь: российские танки и бронетранспортеры в этой войне участвовали практически без опознавательных знаков россий­ской армии (в отличие от недавнего конфликта в Таджикистане), а это могло ввести в заблуждение ингушские формирования и послужить причиной перестрелки. Ингуши впоследствии говори­ли нам: «Мы очень надеялись, что ваша армия будет только разъединять. Но она помогала осетинам». Похоже, доля истины в этом есть. На наших глазах подразделения русских десантников очищали от снайперов только что взятый, сожженный и разграб­ленный осетинами поселок Чермен. По улицам ездили россий­ские боевые машины десанта и уничтожали огнем любой дом, из которого раздавались выстрелы. Чуть позже мы видели, как российские подразделения прикрывали вывоз на армейских гру­зовиках мирного населения Пригородного района в соседнюю Ингушетию и беспрепятственно пропускали туда бросивших оружие ингушских бойцов.

Вечером 4 ноября, когда стало ясно, что вся территория Пригородного района контролируется осетинами, во Владикавка­зе праздновали «день победы». Праздник закончился инциден­том. Один подгулявший осетин на боевой машине десанта досалютовался до того, что выстрелил по российскому бронетран­спортеру. Из того выскочил гранатометчик и 4-мя гранатами сжег победителя вместе с его машиной.

8 ноября в Назрани мы встретили того русского лейтенан-

та, подчиненные которого уничтожили салютовавшую машину. Он сказал, что дезертировал — ушел к ингушам, потому что получил от осетин известие, что ему не жить. Другого выхода, утверждает он, не было: в отличие от его солдат, которых должны были передислоцировать из Осетии, офицер обязан был оставать­ся на месте несения службы. Осетины же объявили инцидент вылазкой ингушских диверсантов.

Победившая республика продолжала искать врагов.

Сегодня, 12 ноября 1992 года, около 30 русских солдат, введенных в Назрановский район, взбунтовались и потребовали от своего командования вывода их с территории конфликта. Причина — нежелание солдат воевать против мирного населения.

СВИДЕТЕЛЬСКИЕ ПОКАЗАНИЯ:

— Заместитель командира 429-го мотострелкового полка в/ч 01860 (пос. Спутник г.Владикавказа) по воспитательной работе подполковник А.Бесатаев (осетин) еще до начала этничес­кой чистки пытался вызвать у подчиненных ненависть к ингу­шам, называя их не иначе как бандитами, ворами.

Когда часть полка придали десантным войскам, открыто призывал уничтожать из всех средств «бандитское племя» — от стариков и женщин до малых детей. Командиры танковых взводов — лейтенанты Резников и Качлавашвили — достойно выполняли наказ своего «учителя» Бесатаева: Резников с невзоровским удовольствием рассказывал, как расстреливал из пулемета и пушки всех ингушей, которые пытались выбраться из зоны боевых действий на легковых и грузовых машинах, автобусах -его не смущало, что они были не вооружены. С восторгом хвалил он и действия Качлавашвили, из пулемета «косившего, как траву» убегающих из с.Дачное ингушей — стариков, женщин, детей…

Командир зенитной батареи капитан Маркин у с.Дачное видел, как осетинские боевики загнали гражданских людей в большой дом на окраине поселка и подожгли его. Маркин по рации сообщил об этом командиру полка Коротееву, который скомандовал: «Никаких мер не принимать».

Командир танкового батальона Замыцкий позволял сво-

им подчиненным и боевикам расправляться с мирным населени­ем, и так не оказывающим практически никакого сопротивления.

Для охраны аэропорта «Владикавказ» были выделены три танка третьей роты под командованием русского лейтенанта, прибывшего из ЗакВО. Подчиняясь усвоенным в Закавказье привычкам, лейтенант повел танки в пос. Карца и Октябрьское и стал расстреливать ингушские дома.

Перед началом этнической чистки танки 429-го полка имели номера от ПО до 139, после операции по уничтожению мирных граждан они были заменены на номера от 600 до 610.

6 ноября 1992 года солдатами Санкт-Петербургского полка спецназа внутренних войск, выполняющего в Чермене комендантские функции, были задержаны два офицера-десан­тника, тащивших из разрушенных домов ковры. Напряженная ситуация сложилась вокруг склада ликеро-водочных изделий: некоторые десантники пытались его «приватизировать».

В ночь на 18 ноября 1992г. был сожжен ингушский дом в поселке Карца. Несмотря на усиленное патрулирование, обе­щанное С.Шахраем, в поселке Чермен этой же ночью сожгли 6 ингушских домов. Осетинские жители этого поселка грабили дома ингушей у них на глазах. Между тем в п.Чермен расположен довольно сильный гарнизон российской армии, однако вмеша­тельства военнослужащих в конфликтные ситуации оканчива­ются весьма плачевно. 19 ноября осетинами был избит солдат только за то, что пытался воспрепятствовать изгнанию 64-летней ингушки из ее собственного дома.

В.ДУДНИК, генерал-майор:

— Рекрутируемые на основе всеобщей воинской повиннос­ти армейские части практически состоят из новобранцев — не по срокам службы, а по уровню боевой выучки. Тяжелые потери, понесенные в первые часы и дни войны в Северной Осетии, подтвердили: российская армия не готова к ведению локальных боевых действий. Если полномасштабной линейной войны, на которую ориентированы ее организация, вооружение и выучка, на горизонте, слава Богу, нет, к чему такая армия?

Некогда «непобедимая и легендарная» промотала свою

силу и славу между митингами, хозработами, показушными учениями и реальными вторжениями в чужие пределы. Тепереш­нее ее участие в кавказской кампании чревато тем, что в дополнение к афганскому в ее рядах поселится кавказский синдром.

Можно ли доверяться такой армии? Армии, которая находится у последней черты? Ей некуда дальше разлагаться и распадаться.

В теперешнем своем состоянии наша армия опасна для самой себя и несет потенциальную угрозу нынешней государ­ственности.

СВИДЕТЕЛЬСКИЕ ПОКАЗАНИЯ

Р.ЛЬЯНОВ, Х.ТОМОВ:

— 13 августа 1993г. в 6 часов утра на пяти вертолетах в Джейрахское ущелье был доставлен российский военный «мирот­ворческий» десант, который заблокировал вход и выход из всего ущелья и окружил ингушские населенные пункты — Архми, Ляжги, Ольгетты, Гули и Джейрах. На вертолетах была достав­лена тяжелая техника (БТРы, БМП). Со стороны села Чми были подтянуты и развернуты в боевой порядок установки «Алазань», «Град» и другая тяжелая военная техника.

Одновременно во всех названных населенных пунктах начались повальные обыски. Действия так называемых спецна­зовцев были бесцеремонными. Двери в домах выламывались. В момент обысков в жилые помещения и надворные постройки ни хозяев, ни соседей не допускали. Попутно шло мародерство и распитие спиртного. «Доблестные» воины прибирали к рукам сигареты, деньги, изделия из драгоценных металлов. Жителей обвиняли в убийстве осетин, а также В.Поляничко, генерала А.Корецкого, старшего лейтенанта В.Кравчука. Все это сопро­вождалось площадной бранью с унижением человеческого досто­инства жителей ингушских горных сел, далеких как от места конфликта, так уж, тем более, от места убийства российских офицеров. Все проводившие указанную, извините за выражение, операцию — от рядового до командного состава — были в нетрезвом состоянии.

А вот результаты этой операции: в селе Гули бесчинству-

ющие «спецназовцы» избили С.Илиева, сотрудника ППС МВД ИР. Отобрали табельное оружие — пистолет (ПМ), хотя у него имелось разрешение на его ношение, хранение, а также удосто­верение сотрудника милиции. Избили Ю.Илиева, М.Илиеву -мать нескольких малолетних детей.

В селе Ольгетты взорвали автомашину «КамАЗ-5320» из-за того, что хозяина с документами на нее не оказалось на месте. После неудавшейся (из-за сопротивления селян) попытки взор­вать экскаватор, принадлежащий тресту «Грузинтуннельстрой», прикладами автоматов побили все окна кабины экскаватора.

В селе Архми в обрыв сбросили автомашину «ГАЗ-52», тараном БТР разбили кабину автомашины «КамАЗ», заявляя, что они ворованные.

В селе Джейрах похитили во время обыска 99 тыс.рублей, два кольца из драгоценного металла, другие ценности. Жителей оскорбляли, угрожали расстрелом, запугивали детей…

РУКОВОДИТЕЛЮ

АДМИНИСТРАЦИИ

ПРЕЗИДЕНТА РОССИИ

ФИЛАТОВУ С.А.

Уважаемый Сергей Александрович!

Обратиться к Вам меня вынуждает крайняя необходи­мость.

Прошу Вас использовать все свое влияние на Бориса Николаевича, чтобы он наконец осознал, что преступное бездей­ствие российской Временной администрации в районе Чрезвы­чайного положения в СО ССР приведет к новому массовому кровопролитию. Если руководство зоны ЧП, которое, по послед­нему Указу Президента РФ, уже не подчиняется северо-осетин-ским вождям, не делает ничего, чтобы защищать мирных граждан любой национальности от бандформирований СО ССР (гвардии, ополчения, мелких групп, возглавляемых офицерами милиции), от вторжения из Пригородного района вооруженных формирова­ний для взрыва домов и мечетей, взятия заложников, то его нужно срочно менять. Менять, но не на специалистов по кровавым провокациям типа Поляничко. Нельзя же так дискредитировать Россию.

Ингуши при любых обстоятельствах будут возвращаться на свои пепелища в Пригородный район — неужели история многократно не подтверждала этого? И пока их будут убивать, грабить, травить через средства массовой информации, лишать последних надежд на нормальное существование, не будет гаран­тии от социального взрыва, на который планомерно подталкива­ют власти СО ССР и Временная администрация.

В зоне ЧП никто ничего не решает и не собирается решать — пора прекращать политический обман общественности.

Неужели в России не осталось честных людей, для которых остановить кровопролитие — больше, чем набивать карманы? Почему бы не использовать опыт и авторитет на Северном Кавказе хотя бы В.Комиссарова, генерала, пока еще не уволенного из МВД РФ, но второй год находящегося за штатом.

У Бориса Николаевича не может быть никаких полити­ческих интересов, которые могли бы оправдывать массовые убийства российских граждан. Если Вы хотите хотя бы смутно представить, во что вожди СО превратили свой народ, посмотри­те, пожалуйста, стенограммы II съезда осетинского народа -сплошные призывы к расправам… Безнаказанность за откровен­ное попрание законности руководителями СО будет вести к эскалации «конфликта».

С.Белозерцев,

советник Президента Ингушской Республики

7.07.93г.

 

МАРТИН ИВЕНС, МАЙКЛ ЭВАНС, военные коррес­понденты газеты «Тайме».

«Выборы в России должны пройти в срок» («Тайме» от 7.10.93г.):

«…Б.Ельцин уже обратился к лидерам НАТО с просьбой приостановить сокращение вооружений, подпадающих под Дого­вор о сокращении конвенционального оружия, для того, чтобы позволить им (России — авт.) разместить большее количество танков и артиллерии на Кавказе для защиты южных границ России.

Ельцин посетовал на то, что количество оружия, допус­тимое Договором о конвенциональных силах в Европе, неспра­ведливо для России. Этот Договор был подписан в 1990 году и

вступил в силу в прошлом году. Пятая статья, которая касается северного и южного флангов России, позволяет российской армии иметь 1300 танков, 1380 БТР (БМП), 1680 артиллерийских орудий в целом на эти оба региона».

Октябрь 1993 года. Генеральный секретарь ООН Бутрос Гали, находящийся в Лондоне, заявил, что российские войска не получат мандат ООН на проведение миротворческих операций в бывших республиках СССР. «Мы будем приветствовать их участие в операциях в Азии, в Америке. А в бывшие советские республики мы должны посылать войска из Латинской Америки, Африки и Азии», — сказал он в интервью агентству Рейтер.

 

МОРАТОРИЙ НА РЕАБИЛИТАЦИЮ

В этой главе мы попытаемся показать, что Закон «О реабилитации репрессированных народов», принятый парламен­том России 26.04.1991 г., так и не стал руководством к действию, что его игнорирование на местах приводит к национальным конфликтам, что беспринципность, постоянное лавирование рос­сийского руководства между справедливостью и подлостью — путь к неоправданным жертвам.

Правительство не может иметь для каждого в стране ОСОБУЮ правду: законы либо поддерживаются строжайшим контролем за их исполнением, либо перестают действовать вовсе.

Вы узнаете из этой главы, как трудно на практике добиться суверенности той или иной республике. Как правило, камнем преткновения становится, кроме прочего, ее территори­альность.

Не стала исключением и Ингушетия. Закон «Об образо­вании Ингушской Республики в составе Российской Федерации» от 4 июня 1992 года дался, как вы увидите, и властям, и народу не просто.

Драма ингушского народа, начавшаяся официально 31 октября 1992 года, уходит корнями и в прошлое, и, что самое печальное, в современность, в июнь того же года.

До 1957 года, когда была восстановлена Чечено-Ингуш­ская республика, Пригородный район, как и правобережная часть г.Владикавказа (расчлененная сначала в 1934, затем в 1944 гг.) были составными частями единого географического пространства Ингушетии. Однако при определейии новых границ Пригородный район волевым решением отошел в состав Северной Осетии… Спустя 26 лет Совет Министров СССР подтвердил еще раз свои теплые отношения с верхушкой и чиновниками Северной Осетии, издав постановление за N183 от 5 марта 1982 г., которым запрещалась прописка ингушей, прибывающих в Пригородный район…

Естественно, этот вопрос остро встал и после принятия последнего Закона «Об образовании Ингушской Республики»: народ Ингушетии не прекратил ратовать за возвращение Приго­родного района — исконно ингушских земель.

Реакция и российского и осетинского руководства оказа-

лась на удивление одинаковой.

Вице-премьер российского правительства Г.Хижа и Пред­седатель Совета Национальностей ВС России Р.Абдулатипов чуть ли не в один голос заявили, что «о переделе территории не может быть и речи», вероятно, «забывая», что передел и возвращение суть вещи абсолютно разные.

Ощущая мощную поддержку России, не стеснялся в высказываниях и Председатель Верховного Совета СО ССР А.Галазов. На 5 заседании 18 сессии ВС Северной Осетии он просто-напросто… осудил Закон о реабилитации. 10 ноября 1992 года, когда, в Пригородном районе уже десять дней полыхала война, Галазов заявил: «Со всей очевидностью сегодня можно утверждать, что в политическом отношении 6 статья (о террито­риальной реабилитации — авт.) Закона «О реабилитации репрес­сированных народов» несостоятельна».

Более того, властные структуры Северной Осетии сумели добиться у Президента Б.Ельцина наложения до 1995 года моратория на возвращение Пригородного района. Это решение вновь породило десятки вопросов… В том числе и такой — как и чем можно объяснить, что два народа, имеющие одно подданство, являющиеся гражданами России, оказались вдруг один — опека­емым (часто и сверх всякой меры), а другой — преследуемым (без объяснения на то каких-либо причин). Меж тем, ингуши никогда не изменяли бросившей их всех на произвол судьбы России, служа верой и правдой на протяжении более чем 200 лет. За советскую власть пал каждый шестой ингуш. Тысячи погибли в Великую Отечественную. Чудеса храбрости проявили и в Афганистане.

Так что же — «награда» — открытый геноцид, введение чрезвычайного положения?..

Думается, читателю, в связи со всем сказанным выше, станет ясна роль федерального руководства и в разрешении любого межнационального конфликта, и в подборе глав Времен­ных администраций для зон ЧП, и то, почему, до того обладаю­щие определенными полномочиями и служебной властью люди, становятся при назначении их главами ВА «вдруг», грубо говоря, недееспособными…

5 февраля 1992 г. Президент РФ внес в Верховный Совет проекты Закона «О преобразовании Чечено-Ингушской респуб­лики в составе РФ», соответствующих изменений в Конституцию РФ, постановлений по реализации, введению в действие этих законодательных актов.

Израспоряжения правительства РФ N238-p:

«1. Отмстить, что в результате недостатков в работе комиссий Совета Министров РСФСР, их фактического распада не выполнено в установленные сроки распоряжение Совета Минис­тров РСФСР от 17 мая 1991 г. N468-p по реализации Закона РСФСР «О реабилитации репрессированных народов».

  1. Для рассмотрения вопросов и выработки предложений по практическому восстановлению законных прав реабилитиро­ванных народов в соответствии с Законом… создать комиссию правительства Российской Федерации под председательством: …Баранникова В.П. по Чечено-Ингушской республике и Севсро-Осетинской ССР…

До 1 апреля 1992 г. внести предложения о приведении решений правительства Российской Федерации в соответствие с Законом РСФСР «О реабилитации репрессированных народов»… До 13 февраля 1992 г. разработать концепцию реализации Закона.

Первый заместитель Председателя СМ РФ

Г.Бурбулис».

2 марта 1992 г. заседание ПВС РФ принимает постанов­ление, рекомендующее правительству РФ в 10-дневный срок создать Госкомиссию для участия в подготовке и организации в Ингушетии мероприятий по национально-территориальному раз­граничению, выборов представительных органов власти и других. На встрече представителей политических партий с Президентом РФ, Б.Ельцин получил через Т.Гдляна аналитическую записку о положении в СО ССР, ЧР и Ингушетии. Кроме доказательства полного недействия законов РФ на территории СО ССР, и схем хищений в особо крупных размерах высшим руководством рес­публики, в ней говорилось и о бедственном положении Ингуше­тии, не имеющей властных структур, не получающей от России средств на пенсии, зарплаты, развитие, т.к. все направляется в Грозный и оседает там. Указывалось на необходимость скорейше­го установления вертикали с МВД РФ, говорилось об озабочен-

ности граждан ростом преступности и волной нераскрываемых и нерасследуемых убийств ингушей на территории Пригородного района, о росте численности армейских подразделений, нелегаль­ном производстве оружия Северной Осетией.

20 марта 1992 г. сессия ВС РФ в первом чтении приняла проект Закона об образовании Ингушской Республики. Специ­альным Постановлением правительству было поручено в 5-дневный срок утвердить полномочия и состав Госкомиссии по ЧИР и отправить ее в республику для подготовки мероприятий по территориальному разграничению. В 7-дневный срок с учас­тием Госкомиссии должна была быть образована комиссия пол­номочных представителей ингушского народа, СО ССР, Ставро­польского края, казачества, национальных меньшинств для вы­работки взаимных предложений по образованию ИР. После обобщения результатов деятельности обеих комиссий предпола­галось вынести проект Закона на второе чтение.

Политическими деятелями СО ССР А.Галазовым, А.Дза­соховым были приняты колоссальные усилия для срыва предло­женного процесса выработки решения по проблеме возвращения отторгнутых земель.

8 апреля 1992 г. председатель комиссии по репрессиро­ванным и депортированным народам Совета Национальностей РФ обратился к Президенту РФ с просьбой образовать Госкомис­сию, т.к. Постановление ВС РФ от 20.03.92 г. правительство не выполняло, срывая выработку конструктивного решения.

13 мая в повторном обращении в Президенту России уже за подписью Председателя ВС РФ Р.Хасбулатова предлагалось определить позицию по осложнению ситуации на Северном Кавказе в связи с бездействием российских исполнительных структур. Ответа не последовало.

4 июня 1992 г. был принят Закон РФ «Об образовании Ингушской Республики в составе РФ» и Постановление ВС РФ о порядке введения его в действие, где той же Госкомиссии поручалось на основе согласования интересов всех сторон до 31 декабря 1992 г. внести предложения об определении границ Ингушской Республики. Было предложено назначить временного представителя ВС РФ, главу Временной администрации.

10 июня ВС РФ обратил внимание правительства на его неудовлетворительную работу по реализации Закона РФ «О

реабилитации репрессированных народов», посвятив этому еще одно Постановление, где говорилось и об Ингушетии, о необхо­димости разработки для нее программы социально-экономичес­кого развития. «Дальновидным» политикам даже не пришла в голову мысль о том, что народ сам должен сформировать свои управленческие органы и сам выбрать свой путь развития.

Такой подход можно объяснить не только искусственным созданием неразберихи в Ингушетии, блокированием возмож­ности организовать госорганы и органы представительной власти, вокруг которых мог бы объединиться народ, но и провоцировани­ем ингушей на социальный протест репрессиями и терактами против них в Пригородном районе СО ССР.

Осетинскому руководству как бы давался срок для полной подготовки к намеченным мероприятиям (об этом — в разделе о действиях СО ССР перед межнациональным «конфликтом»). Кроме того, подобная бездеятельность полностью соответствова­ла отсутствию концепции межнациональной политики на Кавка­зе и одному из проектов скоковского Совета Безопасности РФ, где говорится о недопустимости выборов в органы власти в республи­ках, если там не создано «пророссийских организаций». Этот проект получил хождение на Северном Кавказе как уже приня­тый документ, и его провокационное содержание не способство­вало сглаживанию конфликтной межнациональной обстановки и улучшению отношения республик к Центру.

Была и еще одна причина странного бездействия -суверенная, отделившаяся от России Чечня, которую ряд деяте­лей представительной и исполнительной власти мыслил силой вернуть в состав РФ. Официально ее вообще не признавали отделившейся, направляя руководству Чеченской Республики огромные денежные средства из российской казны как бы для ЧИР.

26 октября 1992 г. ПВС РФ вынес очередное Постанов­ление о неудовлетворительной работе правительственной комис­сии и предложил к 20 ноября создать Госкомиссию по неиспол­нению Закона о реабилитации.

Очень точная характеристика действиям российских влас­тей дается осетинской стороной.

Редактор газеты «Демократическая Осетия» А.Цомаев рассказывает: «Вот мы приехали, ходили по различным инстан-

циям, встречались с высокопоставленными лицами. И что же? Они нас выслушивают, а потом говорят, что у нас иллюзии, что народы не созрели, что Россия не может вмешиваться, потому что Осетия — самостоятельное суверенное государство. От московских встреч мы вынесли впечатление, что высокопоставленные чинов­ники приходят на работу и ничего не решают, только разговари­вают. Нет предложений, нет программ, нет действий. Мы не увидели здесь людей, которые искренне были бы заинтересованы в решении осетино-ингушских проблем».

Сопредседатель движения «Демократическая Осетия» Д.Габачиев считает, что разговоры о суверенитете «очень выгод­ны и местной верхушке, и определенным кругам России. Когда не могут или не хотят решить региональную проблему, говорят: вы — суверенное государство, а суверенитет — иллюзия, липа, игрушка для политиков».

Следующие шаги ВС РФ и Президента были уже связаны с введением ЧП, посылкой комиссий по расследованию массовых убийств на территории Пригородного района и г.Владикавказа, созданием Временной администрации района ЧП.

Т.МУТАЛИЕВ, историк из Грозного, свидетельствует: «Мне приходилось работать в составе двух правительственных комиссий, создававшихся после принятия Закона «О реабилита­ции репрессированных народов» для подготовки предложений по реальной реабилитации ингушского народа. На финише работы каждой из этих комиссий из-за невозможности отрицать святую справедливость требований ингушей возвратить им цивилизован­ными способами то, что у них отнято воровскими методами, рождались пакеты предложений, в целом удовлетворяющие интересы не только ингушей, но и представителей всех иных национальностей, проживающих на отторгнутых наших террито­риях. Однако стоило попасть этим документам «наверх», как вместо давно ожидаемых конкретных решений, способных обез­вредить мину замедленного действия, заложенную под отноше­ниями между ингушами и осетинами, рождались решения… о создании очередной комиссии.

С начала так называемых демократических преобразова­ний в стране, особенно после прихода к власти в России демок­ратов, так безоглядно единодушно поддерживающих всем ингуш­ским народом, надежды наши на парламентский путь решения

территориальной проблемы с Северной Осетией обрели, казалось, реальную основу. Однако трагедия, разыгравшаяся сегодня на наших глазах, заставляет прощаться с иллюзиями. Ни горький опыт межнациональных конфликтов бывшего Союза, ни ужас межнациональных войн, возникших в суверенных ныне государ­ствах ближнего зарубежья, не послужили достаточным уроком для российского руководства. Оно могло, но не предотвратило бессмысленную войну, развязанную осетинскими экстремистами на исконно ингушских территориях. Абсолютная неподготовлен­ность ингушей к этой войне и, напротив, усиленная подготовка к ней в Северной Осетии (создание там целого ряда неконструк­тивных воинских формирований, оснащенных современным ору­жием, милитаризация гражданского населения и т.д.) сегодня не оставляют сомнений в том, кто является истинным агрессором. Агрессор тот, кто считает возможным путем расчленения суве­ренной Грузии, объединений двух Осетий создать «великую Аланию». Сегодня же, трусливо прячась за спины российских солдат (тоже стреляющих в ингушей), полон жажды уничтожить почти безоружных мирных жителей-ингушей, поднявшихся на защиту своих семей.

Сегодня главное — остановить кровопролитие, ибо под дымовой завесой идеологического обоснования агрессии дело идет к тому, что к уничтожению ингушского народа теперь уже открыто подключаются отборные части российской армии. Те­перь уже всякому ясно, что не из Москвы следует ждать нам решения наших проблем. Мы прощаемся с последними на этот счет иллюзиями. Но какой страшной ценой платим за это.

3 ноября 1992 г.»

В 1988-89 годах социальная активность и становление гражданского общества в Ингушетии оформляется организацион­но через возникновение общественных объединений. Обществен­ные структуры, опираясь на национальные традиции — институты духовенства и старейшин пытаются заменить бездействующие государственные.

В 1988 г. появляется движение «Нийсхо», превративше­еся затем в одноименную партию. Уже через два года «Нийсхо», насчитывающее 5 тысяч членов, фактически оказывает основное влияние на развитие республики, вплоть до решения вопросов о назначении районных секретарей.

«Нийсхо» избрал путь политического протеста через митинги, планомерную законотворческую работу, через своих депутатов СССР и РСФСР. Естественно, что органы госбезопас­ности начинают активно разваливать организацию.

Параллельно, вокруг тех же идей возвращения земли отцов и создания условий для нормального развития народа, возникают другие организации: Оргкомитет по восстановлению ингушской автономии, Народный (национальный) Совет Ингу­шетии (1990 г.) и другие.

Народный Совет решил подмять под себя остальные общественные организации и захватить все руководящие посты в становящейся республике, в том числе через приписывание себе чужих заслуг.

И все же основным предметом деятельности всех органи­заций было стремление восстановить прежнюю территорию и добиться там исполнения российских законов, прекратить попра­ние прав человека, сдерживать население от ответа на провока­ции со стороны руководства СО и националистических группиро­вок этой республики.

В Северной Осетии шло наступление на права ингушей -национального меньшинства этой республики, принятие против них репрессивных норм и законов, переориентация лействий демократического движения СО из сферы борьбы за освобожде­ние руководящих органов от тотальной коррупции в сферу межнациональных противоречий.

Руководство СО решило начать кампанию по доказыва­нию необоснованности территориальных притязаний ингушей.

1 сентября 1989 г. в адрес руководства КПСС и органов госвласти СССР авторитетными людьми СО АССР было направ­лено коллективное письмо с обоснованием якобы беспочвенности и исторической неоправданности притязаний ингушского народа на отторгнутую у него в 30-40 гг. территорию.

14 ноября 1989 г. ВС СССР принял Декларацию «О признании незаконными и преступными репрессивных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению, и обеспечении их прав» и отменил все законодательные акты.

20 июля 1990 г. ВС СО АССР принял Декларацию «О государственном суверенитете Северо-Осетинской АССР», кото­рой, в противовес решению союзного органа, закреплялась аннек-

сия ингушских территорий. В средствах массовой информации в это же время параллельно начинает проводиться идея о насиль­ственном переселении осетинского народа (выделено нами -авт.) на освобожденные от ингушей территории, формируется образ страдающей стороны.

В свою очередь, еще 9-10 сентября 1989 г. II съезд ингушского народа выступил за полное восстановление террито­риальной целостности, которое способствовало бы прекращению попрания прав человека на ингушских землях в СО.

14 сентября 1990 г. чрезвычайная сессия ВС СО АССР приняла Постановления, которыми вновь накладывался морато­рий на прописку и продажу домов, и создавался Комитет обороны СО ССР.

Оргкомитет по восстановлению автономии Ингушетии обратился по поводу принятых решений в прокуратуру СО, которая признала правомерность претензий и обязалась опротес­товать Постановления. Ингуши, пытаясь привлечь внимание руководства страны к своим проблемам, выходили, в ответ на провокации, на многотысячные митинги.

В 1991 г. на одном из митингов в Назрани, где собралось более 100 тысяч человек, Б.Ельцин говорил: «Межнациональные распри между союзными республиками достигли таких пределов, что там льется кровь. Пока до сегодняшнего дня, слава Аллаху и слава Богу, на территории Российской Федерации не возникло еще национальных распрей, которые приводили бы к крови. И нам с вами надо принять все меры для того, чтобы этого не допустить. Этого бы нам не простили ни дети наши, ни внуки, ни дети наших внуков…

Сам народ всегда прав, не может быть неправым народ! Могут быть неправыми руководители, их действия, но только не народ. Какой бы он малый ни был: малый, средний, большой, -неважно, — народ всегда прав. И то, что позавчера Верховный Совет Российской Федерации реабилитировал все репрессирован­ные народы Российской Федерации, — я вам об этом официально заявляю, — это значит — реабилитирован репрессированный ингушский народ (выделено нами — авт.). Сегодня признано, что он прав, и никаких действий против России, против государства он не проводил. Ингушский народ своей историей доказал, что он неагрессивен, что он добр, что он трудолюбив, что он не

завоеватель, — нет, он требует справедливости. И как вы решите — или Ингушская автономная область, или Ингушская автоном­ная республика, — как вы решите, и как вы обратитесь к Верховному Совету России, — так мы и решим.

…Я почувствовал, насколько боль у вас в сердце, сколько вы вынесли за свою многострадальную судьбу, за эти десятиле­тия. Я это понял. И я обещаю вам поддержать вас». Тогда же Ельцин побывал и во Владикавказе, где так же выступил, но несколько в ином ключе — ничего о необходимости возвращения противозаконно отторгнутых территорий сказано не было.

26 ноября 1991 г. собрание представителей сельских властей Ингушетии приняло решение о прекращении деятельнос­ти общественных объединений, чтобы исключить любую возмож­ность использовать их решения или высказывания лидеров для усиления террора против ингушского населения Северной Осе­тии. Руководство партии «Нийсхо» это решение выполнило, Народный Совет — отказался.

На пост главы администрации собрание решило пригла­сить известного следователя из прокуратуры РФ Иссу Костоева. Собрание получило предложение встретиться с представителями демократического движения Осетии

На встрече демократы Осетии пытались выяснить, есть ли почва под очередным заявлением А.Галазова в СМИ о готовящем­ся нападении ингушей на Пригородный район и г.Владикавказ. Ингуши подтвердили свой полный отказ от насилия, передали проект договора общественных организаций (движений) СО и Ингушетии, где был пункт о наложении моратория на «спорную» территорию до ноября 1993 г. За эти два года осетинская сторона должна была подготовиться к передаче территории в границах февраля 1944 г., а до этого восстановить на работе всех незаконно уволенных, прописать всех проживающих в своих домах и квартирах ингушей, создать национально-культурный центр и т.д.

Но любые благие решения и пожелания общественности СО ни к чему не приводили, поскольку ее мнение никто из руководства не принимал во внимание. Насилие в отношении ингушей продолжалось, но уже на другом уровне — против ингушей стало массово применяться огнестрельное оружие, в акциях начали принимать участие сотрудники милиции, ОМОНа

и других официальных военизированных формирований СО.

Со стороны ингушской общественности и местных орга­нов власти шли протесты, а в конце октября 1992 г. стали приниматься практические меры по защите от террора ингушей Пригородного района.

Показательным является решение Терского сельсовета «О трагических событиях в п. Южном и с.Чернореченское и мерах по защите населения» от 25.10.92 г.: «Создавшееся положение, связанное с творящимся беспределом, вынуждает на территории Совета признавать только законы РФ». Решение предлагало также сформировать отряд самообороны для защиты ингушей.

26 октября 1992 г. депутатов-ингушей Владикавказского горсовета пригласили председатель горисполкома Шаталов, зам­министра ВД Зангиев, предложив немедленно отменить решения Терского сельсовета о создании отряда по защите населения. Зангиев при этом сказал: «Ничего не случится, если погибнет 1000 человек с ингушской и 500 человек с осетинской стороны».

В этот же день Председатель ВС СО ССР Галазов, министр ВД Кантемиров, министр ГБ Бзаев, замминистра ВД Бирагов организовали встречу с представителями Народного Совета, депутатами Владикавказского горсовета, председателем Терского исполкома. На вопросы о бандитизме, о незаконных вооруженных североосетинских формированиях и необходимости Министерства обороны А.Галазов ответил, что они нужны для охраны Пригородного района, а формирования на днях узако­нят… Законы РФ «О реабилитации репрессированных народов» и «Об образовании Ингушской Республики» — «бумажки — силы не имеют, их не выполняют даже те, кто их принимает, в том числе Хасбулатов».

Нравится(1)Не нравится(0)

Оставить новый комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

© 2018. Республика Ингушетия, Назрань. Мехк-Кхел.
Яндекс.Метрика