Мехк-Кхел

Независимый интернет-портал Ингушетии

ГОЛОСОВАНИЕ

Евкурова в отставку?

Погода

RSS В иностранной прессе

Контакты

  • Электронная почта: mehkkhelonline@gmail.com

Архивы

Ссылки

Лула Куна: Отрывки из киносценария «Хайбах. Белая Птица»

Кремль. Заседание политбюро 31 декабря 1943 года.

Идет отчет по выселению карачаевцев и калмыков – соответственно: 2 ноября и 28 декабря 1943г. Официальное заключение: выселили «за сотрудничество с немецко-фашистскими захватчиками».
Сталин: Нами продуманы мероприятия по ассимиляции всех выселенных народов и элементов в социалистическую нацию. Уверены, что переселение с окраин и дальнейшее трудовое перевоспитание даст свои положительные результаты…
Кивает Кагановичу: Читай, Лазарь Моисеевич…
Каганович: Проводить обучение в школах на русском языке. Все упоминания о них должны быть запрещены и изъяты из печати и архивов, их письменность должна быть изъята из обращения. Книги и бумаги – сжечь…
Сталин: Что народ без родины? Перекати-поле… А что народ без языка? Так… Пыль.. Демонстративно сдувает несуществующие пылинки со стола… Был народ – и нет его…
Берия подобострастно смеется: Точно так, Иосиф Виссарионович…
Сталин: Да. И это лишь первые шаги. Вырвать изо всех учебников и карт, словарей и энциклопедий само упоминание о них. Это второе… И, наконец… Как там их святой говорил… Если же доберутся до женщин… Это по твоей части, Лаврентий.
Берия: Э-э-э, ну… (ерзает) …Если начнут осквернять их женщин, вот тогда и нужно восставать…
Сталин: Осквернять? Никто не будет. Сами пойдут… (с усмешкой)… Пишите. Чернышеву – во исполнение распоряжения … от … дата … издать указ на местах поселений мусульманских народностей…
Через некоторое время встает секретарь и зачитывает:
«Спецпереселенцы по национальности чеченки, ингушки, балкарки и карачаевки при выходе замуж за местных жителей, не являющихся спецпереселенцами, снимаются с учета спецпоселенцев и освобождаются от всех режимных ограничений постановлением НКВД СССР».
Сталин: С этой бумагой можно подождать… Придержим пока… Мы тут еще не всех и переместили… Пусть сначала переедут на новое место, приживутся, осмотрятся… Поймут, что лучше… Для сравнения… Время терпит.
В конце заседания звучат поздравления с Новым годом.

Кремль. В кабинете Сталина.

Сталин: Приземляйся, Лаврентий. Довольно полетал здесь. Не до амуров сейчас. Пора приниматься дело… Возьми под личный контроль… Предстоит большая работа…
Берия: Готов сей же час, Иосиф Виссарионович… Как прикажете…
Сталин, держа в руках бокал с вином. Смотрит на вино, с усмешкой: Быстр ты на подъем, Лаврентий Павлович. Не суетись… Попробуй вино… Киндзмараули. Из Кахети присылают…
Берия наливает себе: Превосходно! Что за сорт?
Сталин: Виноград? Саперави.
Берия: Вавилов говорил, что виноград возник именно на Кавказе…
Молчание.
Берия: Как будем действовать на месте, Иосиф Виссарионович?.. По обстоятельствам?
Сталин: Обстоятельства создаем мы сами, Лаврентий… Возьми с собой проверенных людей. Отборные части. Сам знаешь… Как действовать?.. Видишь это вино? Не мне тебе рассказывать, как его делают…
Давить надо ягоду. Долго… А потом держать в особых условиях… на холоде (смеется.) Вот тогда и получается нужный нам напиток…
Берия, понимающе кивая, значительно: Понял, товарищ Сталин… Победителей не судят, товарищ Сталин.
Сталин: Не судят предусмотрительных, товарищ Берия…Давить надо, Лаврентий… Давить… Когда люди привыкают к страху, они становится податливыми.
Берия: Мы это и делаем там с 1938 года…
Пауза.
Сталин: Операцию назовем… «Чечевица».
Берия: Чечевица? Может, по названию горы какой-нибудь? Казбек… или что там у них еще… Или вот – в словаре… (читает): да, точно – чеченец, чечевица…
Сталин молча ухмыляется: Словари не ошибаются…
Кому-то – пить вино… А кому-то хлебать похлебку… Чече… чечевичную… Ради этой похлёбки много дел в этом мире творится… (Пьет вино из бокала. Рассматривает его на свету.)
…А мы посмотрим…

…………………………………………………………..

В степи.

Ночь. Заснеженная степь.
Останавливается поезд.
Солдаты выволакивают людей из вагонов.
Люди обессилены. Начинают собираться в толпу, кто-то пытается спросить, где они.
Конвой не отвечает.
Солдаты вспрыгивают на подножки, скрываются в теплушках. Поезд уходит.
Люди стоят в голой степи, озираясь.
Кто-то обессиленно садится прямо на снег.
Молчат подавленно.
Резкий детский плач выводит всех из оцепенения.
Кто-то из мужчин задает вопрос: «Куда нам идти? Здесь же ничего нет…»
Другой отвечает: «Нас должны были встретить…»
Ему возражают: «Уже темнеет. Наверное, не дождались».
Кто-то робко дает надежду: «Может, еще придут?»
Кто-то из старших, старик, говорит: «Здесь ночью не пойдешь… Можно наткнуться на волков. Будем ждать у дороги. Если и придут, придут только сюда».
Молчание.
Люди пытаются согреться, шагают на месте, похлопывают себя по бокам, по плечам.
Дети начинают плакать.
Маленьких детей матери держат за пазухой.
Дети постарше – сбиваются кучками вокруг матерей…

Ветер начинает крепчать.
За свистом не слышно криков напуганных детей.
Один из стариков кричит более молодому мужчине, поддерживающему его: «Валид! Зови мужчин!»
Тот кричит в темноту.
Собираются мужчины.
Старик смотрит на всех…
«Габис! Что ты собираешься делать? – спрашивает один из подошедших. – Люди коченеют!..»
Габис кричит: «Все! Все мужчины, все, кто может стоять, – ко мне!»
За воем ветра его голос относит в сторону.
Он кричит своему молодому спутнику: «Валид! Передавай!»
Тот повторяет за ним.
Габис: «Соберите детей и женщин. Пусть женщины согревают детей… Укройте их всем, чем можно…Снимите всю теплую одежду и отдайте им, чтобы они не замерзли… Мы станем в круг. Читай Ясин, Хамид…»
Мужчины становятся в круг.
В середине – сажают женщин, те укрывают своими телами детей от ветра.
Крупный план.
Мужчины плотно становятся в круг, каждый берет в замок руку соседа.
Видно, как губы шепчут слова молитвы.
Подходят и становятся в круг немощные старики и больные.
Затем камера отходит – зритель видит в снежной замети круг людей в бесконечной снежной пустоте ночной степи.
Слышно завывание ветра.

В степи.

Снежное яркое утро.
Вереница саней.
Местные казахи едут вдоль железнодорожной насыпи.
Перекликаются на родном (в титрах – перевод): «Сказали, что сюда привезут… Ты видишь их, Сапарбай?» – «Нет их здесь… Не приехал поезд…» – «Запоздал, наверное, из-за бурана. Поедем домой. Чего зря мерзнуть? Апа боурсаки жарила». – «Стой! Вон они… Кажется…»
Едут к темнеющему издалека пятну.
Подъезжают…
«Ой-боа-ай!»
Стоят – в круг – замерзшие мертвецы и в середине – замерзающие, но живые – женщины, закрывающие собой испуганно хнычущих детей…

Художник Л. Абаев

Нравится(2)Не нравится(1)

Оставить новый комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

© 2018. Республика Ингушетия, Назрань. Мехк-Кхел.
Яндекс.Метрика