Мехк-Кхел

Независимый интернет-портал Ингушетии

Погода

RSS В иностранной прессе

Контакты

  • Электронная почта: mehkkhelonline@gmail.com

Архивы

Ссылки

Кто говорит, что Евкуров проиграл, просто не знает его. Примирение суфиев и салафитов продолжится

Общественники Ингушетии не верят в то, что конфликт главы и муфтия республики завершен

Управление министерства юстиции России по Ингушетии заключило мировое соглашение с муфтиятом Ингушетии по административному делу о ликвидации этой централизованной религиозной организации.

«В связи с тем, что Духовный центр мусульман республики согласился с требованиями, указанными в исковом заявлении управления Минюста, устранил нарушения действующего законодательства, принято решение о заключении с ним мирового соглашения», – заявили в пресс-службе ведомства.

Как писали ранее кавказские СМИ, в конце декабря 2015 года глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров раскритиковал работу муфтията и лично муфтия республики Исы Хамхоева, предложив ему уйти в отставку и провести выборы нового муфтия. Хамхоев покидать свой пост отказался.

On Kavkaz подробнее других кавказских ресурсов писал о затяжном конфликте между муфтием Исой Хамхоевым и главой Ингушетии Юнус-Беком Евкуровым. Напомним, что по инициативе Евкурова в республике был запущен юридический процесс ликвидации муфтията и отстранения самого муфтия Исы Хамхоева.

Данное требование главы к муфтию об отставке было связано с тем, что муфтий Ингушетии годами сопротивляется политике Юнус-Бека Евкурова, направленной на преодоление раскола ингушского общества на мусульман разных толков.

Глава республики требует от всех групп верующих, работающих в рамках закона, прекратить распри и заняться воспитанием молодежи. Об этой причине своего конфликта с муфтием глава республики заявлял неоднократно.

«Мы должны общаться и работать со всеми верующими, только в таком случае можно говорить о согласии в умме и о стабильности в ингушском обществе. Я призываю вас, глав мусульманских общин и просто ученых-алимов, трудиться над единением и сплочением всей общины», — отмечал глава республики.

Также Евкуров в ходе эскалации конфликта с муфтием Исой Хамхоевым поднял вопрос о необходимости реанимировать деятельность Совета алимов, который должен был включить в себя представителей всех религиозных направлений, что позволило бы предотвращать в Ингушетии возможные конфликты на конфессиональной почве.

Но после бурного обсуждения в СМИ этой инициативы властей, все процессы по ликвидации муфтията заморозились и исчезли из информационного поля. Многие эксперты утверждали, что Евкуров не сможет ликвидировать муфтият, поскольку муфтият – это юридически независимая от властей общественная организация.

Но дело было даже не в этой независимости. А в том, что, ликвидировав муфтият, Евкуров бы создал опасный прецедент для российского государства, показав миллионам мусульман, что можно жить и без контроля со стороны муфтията. В то время, как российская власть уже лет триста пытается доказать обратное – что мусульмане обязательно должны жить под властью и контролем муфтиятов.

Оттого, самым интересным в этом противостоянии было, позволит ли Москва Юнус-Беку Евкурову довести до логического конца процесс ликвидации муфтията, как одного из опорных столпов многовековой российской политики в мусульманских регионах, который власти сохранили даже в советские годы под плотным контролем КГБ?

Кроме того, Иса Хамхоев опирается на поддержку влиятельного союзника из соседней республики – главы Чечни Рамзана Кадырова, который предельно заинтересован в сохранении позиций Хамхоева, как представителя одного с ним кадирийского тариката, во главе духовной вертикали Ингушетии.

В итоге затяжного противостояния Евкурова и Хамхоева стало очевидно, что Москва не позволит Евкурову ликвидировать муфтият республики. По нашим сведениям, некоторое время назад полпред в СКФО Олег Белавенцев выказал поддержку Хамхоеву и сказал, что уходить в отставку и распускать муфтият нельзя ни в коем случае.

В итоге, в начале августа 2017 года Верховный суд Ингушетии приостановил производство по административному делу о ликвидации и исключении из Единого реестра юридических лиц Духовного центра мусульман Ингушетии. Административное дело о ликвидации муфтията республики приостановлено по ходатайству управления минюста России по Ингушетии.

Можно ли теперь считать, что затяжной двухлетний конфликт между главой Ингушетии Евкуровым и муфтиятом Ингушетии во главе с Хамхоевым завершился? Или это временное перемирие? Какие цели преследует каждая из сторон? И почему ингушская молодежь критикует саму систему Духовных управлений мусульман страны?

На эти вопросы портала On Kavkaz отвечают Багаудин Хаутиев, председатель Координационного совета молодежных организаций Ингушетии и Руслан Муцольгов, председатель Ингушского регионального отделения партии «Яблоко».

Управление министерства юстиции по Ингушетии заключило мировое соглашение с муфтиятом республики по административному делу о ликвидации Духовного управления Ингушетии.

Можно ли считать, что в затяжном и громком деле о попытке Юнус-Бека Евкурова ликвидировать муфтият Ингушетии, наконец-то, поставлена точка? И чьей победой завершилось противостояние главы Евкурова и муфтия Хамхоева?

Багаудин Хаутиев

Если судить только по внешней картинке, преподносимой в СМИ, первый этап данного противостояния властей и муфтията закончился поражением властей. Но нельзя недооценивать и главу Ингушетии, который не привык уступать. В связи с этим окончательную точку в этом вопросе ставить нельзя.

Да, на данный момент, так называемый муфтият, общественная организация, которая считает себя полномочной  отличать истинных мусульман от ложных лишь по одному только принципу признания или отрицания политики муфтията, больше выиграл этот судебный процесс, чем проиграл.

Но одно скажу точно, муфтият полностью проиграл в глазах населения, и особенно его молодой части. За весь период конфликта, эта общественная организация на всех своих заседаниях занималась только оскорблениями, навешиванием ярлыков на  тех, кто не согласен с их политикой.

Более того, муфтий и его окружение открыто несколько раз попытались спровоцировать людей на неадекватные ответные меры. Очевидно, что институт муфтията устарел, он не отвечает требованиям и желаниям молодежи, которые хотят исповедать религию свободно.

Руслан Муцольгов

Во-первых, минюст явно выполнил указание руководства республики, точно так же, как и начал судебную тяжбу по их указанию. Незадолго до начала всех этих действий в отношении муфтията минюст республики проводил проверку и не обнаружил никаких нарушений в его уставе и деятельности, о чем и был составлен соответствующий акт.

Юнус-Бек Евкуров неоднократно заявлял по региональному телевидению, что он закроет муфтият. Я не считаю, что поставлена точка в этом конфликте, более того, на мой взгляд, это политический шаг главы республики, которому нужно пройти процедуру переназначения на свой пост в 2018 году.

Именно поэтому у республиканской власти возникла необходимость перемирия с одним из самых сильных общественно-политических институтов, каковым является в Ингушетии муфтият. Но я уверен, что если переназначение в 2018 году пройдет удачно, глава республики постарается дожать муфтия.

В данной ситуации, победителей нет, и ни о каком выигрыше речи быть не может. Наоборот, из-за конфликта главы и муфтия на протяжении двух лет, население республики втянуто в политические интриги и все это время общественно-политическая ситуация находится в напряженном состоянии.

И очевидно, что проиграли от этого конфликта и противоборства, как всегда, жители республики. Во-вторых, уверен, что единственная причина, по которой Юнус-Бек Евкуров не продолжает дальнейшую конфронтацию с Исой Хамхоевым, это выборы 2018 года. И Москва здесь ни при чем.

В самом начале этого конфликта Евкуров очень активно выступал против муфтия Хамхоева и лично требовал его ликвидации. Однако ближе к концу конфликта он ушел на второй план и предоставил завершить конфликт Минюсту республики.

Почему? Он устал от затяжного противостояния? Или ему могли сказать из Москвы, что надо сворачивать активную фазу конфликта?

Багаудин Хаутиев

С точки зрения полномочий и закона, только минюст и имеет право оспаривать или заключать мировое соглашение. Поэтому сегодня так и выглядит, как будто бы  Евкуров отошел, а минюст завершает этот конфликт миром. Но вопрос в том, кто дает указания минюсту. Естественно, только Администрация главы республики.

Никогда не поверю, что Евкуров устал от затяжного конфликта. Самая главная отличительная особенность Юнус-Бека Евкурова во время ведения борьбы с кем-то, это то, что его оппонент обречен на затяжную войну. Таким образом, он заставляет оппонента идти на уступки.

Поэтому, утверждать, что он устал от затяжной борьбы, неправильно. Единственной причиной его мирового соглашения является только приближение даты его переназначения в 2018 году. Это самый главный фактор, определяющий его поведение. Пришлось ли бы ему уступать, если бы он имел другие позиции в республике, совсем другой вопрос.

Руслан Муцольгов

Юнус-Бек Евкуров точно так же, как и муфтий Иса Хамхоев делал только те заявления, с помощью которых было возможно привлечь максимальное внимание и симпатии наших с вами сограждан. Совершенно очевидно, что Евкурова проводит тот курс, стратегию и выполняет те задачи, которые перед ним ставят в Кремле.

Чего могла испугаться Москва в ходе этого конфликта Евкурова и Хамхоева? Того что на Кавказе появится прецедент существования и развития мусульманской общины вне рамок централизованного духовного управления?

Или что вместо муфтията возникнет Совет алимов, который включит в себя мусульман всех религиозных направлений, в том числе и таких, которых называют салафитскими?

Багаудин Хаутиев

Безусловно, федеральный  центр не хочет менять правила взаимоотношений с мусульманским населением России. Москва видит эти взаимоотношения только через устоявшиеся институты вроде Духовных управлений. Но ситуация в России и в мире очень быстро меняется, молодежь Северного Кавказа просто не считается с ними.

Прошли времена, когда любые придуманные обряды могли протолкнуть в ислам под разными течениями. Сейчас молодой человек видит, что относится к религии, а что придумано. Соответственно, если бы Духовные управления мусульман вовремя, проводя встречи между собой, искоренили все нововведения в религии, то никакого конфликта сегодня между молодым поколением и Духовными управлениями не было бы.

Наоборот, к примеру, муфтият Ингушетии обвиняет и «определяет» всех тех, кто не хочет совершать всякие обряды или же не признает муфтият, экстремистами и псевдосалафитами.

Кроме того, очень важно отметить, что все организованные Евкуровым духовные встречи между сторонами конфликта были провалены представителями муфтията, которые не хотят идти на диалог с представителями нетарикатских общин республики.

Руслан Муцольгов

Москва не боится того, что происходит в Ингушетии. Республика небольшая, глобальных общественно-политических процессов, способных повлиять на политику федерального уровня, нет и быть не может. По объективным причинам.

В ходе этого конфликта Евкуров сделал много заявлений о том, что суфии и салафиты Ингушетии не должны враждовать, что муфтий должен уметь работать со всеми группами верующих.

Сохранится ли этот курс Евкурова в новой ситуации? Или же все-таки возросшее влияние Рамзана Кадырова на Северном Кавказе и по всей России заставит Евкурова отказаться от курса на легализацию салафитской общины Ингушетиии?

Багаудин Хаутиев

Да, действительно, Евкуров призывал начать диалог между суфиями и салафитами, не враждовать. Но нельзя ставить во главу угла этого конфликта именно эти противоречия. Стороны данного конфликта просто используют тему салафитских имамов в своем личном противостоянии.

Один заявляет, что борется с ваххабизмом и из-за этого  у него конфликт с главой. Другой говорит, что хочет стабильности и равноправия, избежать дестабилизации, соответственно, защищает всех салафистких имамов. Для двух сторон обе версии выгодны перед федеральным центром.

Не думаю, что у Кадырова возросло влияние на мусульман Северного Кавказа и всей России ввиду последних событий. Даже если что-то поменялось бы, вряд ли  это повлияло на курс Евкурова в новой ситуации.

Думаю, он не изменит своей политики ни по отношению к муфтияту, ни к салафитским имамам.  Сегодня и федеральному центру, и местным властям очень важно правильно подойти к этому вопросу, с учетом меняющегося мира, требований молодежи.

Руслан Муцольгов

Влияние Рамзана Кадырова на Ингушетию невелико. Здесь, конечно же, найдутся люди, симпатизирующие ему. Но большинство из них симпатизирует ему до тех пор, пока он является политиком федерального уровня, обладающим властью и определенными ресурсами.

Вся власть в Ингушетии находится в руках Юнус-Бека Евкурова, и он не намерен ее делить ни с кем, тем более с Кадыровым. Такова выстроенная за последние годы модель власти в нашей республике, да и, скорее всего, в целом по всей стране.

onkavkaz.com

 

Ответы на “Кто говорит, что Евкуров проиграл, просто не знает его. Примирение суфиев и салафитов продолжится”

  1. кто они такие этот хаутиев и этот муцольгов как они в таких вопросах могут говорит свои предположение они такие же козлы как и евкуров

  2. дала мярше дине ма лелдолда х1о юнусбек яха меймал.х1о к1ордадя дал дол е г1алг1ай к1ам

Оставить новый комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

© 2018. Республика Ингушетия, Назрань. Мехк-Кхел.
Яндекс.Метрика