Мехк-Кхел

Независимый интернет-портал Ингушетии

ГОЛОСОВАНИЕ

Евкурова в отставку?

Погода

RSS В иностранной прессе

Контакты

  • Электронная почта: mehkkhelonline@gmail.com

Архивы

Ссылки

Ингушетия и Дагестан не смогут потеснить Чечню. Магасу и Махачкале нужно искать свой уникальный путь

Бюджеты придется отрабатывать. Москве становится невыгодно содержать иждивенческие элиты Кавказа

On Kavkaz писал о том, что Москва в Дагестане апробирует новые подходы к управлению Кавказом. Кремль уже не намерен терпеть иждивенческие и коррупционные элиты во главе республик Кавказа, впустую прожирающие бюджетные средства.

Очевидно, что сейчас Москва требует от республик Кавказа, если не полного самообеспечения и полной бюджетной самодостаточности, то требует хотя бы брать на себя хоть какую-то полезную функцию в решении стоящих перед всей Россией проблем. Взять, к примеру, Чечню в последние годы.

Так, Грозный взял на себя функцию по решению самых щекотливых и масштабных силовых операций в рамках проводимой Москвой политики на украинском и сирийском направлениях. То есть, Чечня не только потребляет большое количество бюджетных денег, но и снимает с Москвы значительную головную боль на некоторых ключевых направлениях.

Могут ли другие республики Кавказа пойти по пути Чечни в предоставлении Москве уникальных функций? И предоставление каких уникальных услуг могли бы взять на себя соседние с Чечней республики? На вопросы отвечают Ахмед Бузуртанов, исполнительный директор Ингушского отделения организации «Опора России» и эксперт из Дагестана, попросивший не указывать его имени в данном материале.

Согласны ли вы с тем, что Москва не будет больше просто так кормить республики Кавказа? Что Москва будет требовать от республик Кавказа начать брать на себя решение каких-то масштабных задач, которые не могут взять на себя другие регионы России?

И может ли Кремль пойти на решительное обновление руководства всех остальных республик Кавказа, которые пока не вписались в такую логику Москвы и не смогли предложить Москве никаких иных полезных функций, кроме продолжения проедания федеральных денег?

Ахмед Бузуртанов

Нельзя сказать, что власти кавказских республик занимаются только проеданием бюджетных средств. Назначенные из Москвы руководители кавказских республик продолжают исправно выполнять главную функцию – контроля за криминогенной и политической ситуацией в своих регионах.

И вообще республики на Северном Кавказе имеют различные, не схожие друг с другом политические и социально-экономические позиции и требования, предъявляемые к местным элитам тоже, на мой взгляд, разные. Не думаю, что в ближайшей перспективе опыт Дагестана будет транслироваться на Ингушетию или КЧР.

Эксперимент над Дагестаном еще должен пройти проверку временем. Никто не может пока гарантировать, что варяги сумеют найти общий язык с населением, ломая сложную конструкцию неформальных экономических отношений. Что они не будут втянуты в новые коррупционные схемы систему коррупции.

Что их политика не приведет к накоплению критического недовольства у большого количества национально-политических, отстраненных от власти. Последствия таких сценариев в многонациональном Дагестане, являющемся самой сложной республикой на Кавказе, будут более, чем серьезными.

Эксперт, Дагестан

Москва поменяла формат взаимоотношений не только с республиками Северного Кавказа, но и с остальными регионами России в целом. Затянувшийся финансово-экономический кризис заставляет Москву требовать от регионов выйти по возможности на самообеспечение.

Чтобы Федеральный центр перестал нести финансовую нагрузку, испытываемую при распределении бюджетных ресурсов страны, которых с каждым днем в условиях санкций и затяжного кризиса становится все меньше. Оттого во главу угла при управлении регионами ставится вопрос социально-экономической эффективности.

Москва готовится к смене руководящих элит в большинстве регионов, чтобы решить возникшие в последние годы проблемы. В тяжелые кризисные времена, которые страна переживает и будет переживать под санкциями, минимизировать расходную составляющую для бюджета и уменьшить дотации регионам.

Начать с Чечни Москва не может, так как Рамзан Кадыров успешно выполняет возложенные на него Москвой обязанности. Ингушетия, КБР, КЧР, Осетия – небольшие республики, которые по объему бюджетов и населения не могут задавать тон на всем Кавказе. Поэтому сейчас взялись за Дагестан — самый крупный и сложный субъект на Кавказе.

Если мыслить в этой логике, то путем Чечни пытается идти и Ингушетия. Поскольку Ингушетия, как и Чечня, отправляет военнослужащих и сотрудников военной полиции в Сирию. По примеру Чечни Ингушетия участвует в расширении контактов России со странами исламского мира, пытается привлекать инвестиции из богатых стран Персидского залива.

Однако Ингушетия пока заметно отстает от Чечни в масштабах и объемах решаемых задач на этих направлениях. С чем это связано? С меньшим населением Ингушетии по сравнению с населением Чечни? С тем, что Евкурову предоставлен меньший карт-бланш по сравнению с тем карт-бланшем, который Москва предоставила Кадырову?

И стоит ли вообще Ингушетии идти по стопам Чечни и пытаться конкурировать с Чечней в предоставлению уникальных услуг в сфере силовых операций, а также широких контактов со странами исламского мира? Может Ингушетии стоит нащупать собственный путь, и собственный набор полезных функций, которые она могла бы взять на себя перед Москвой?

Какие это могли бы быть функции? Например, могла бы стать Ингушетия кузницей уникальных IT-специалистов для России? Или нового поколения бизнес-управленцев? Или уникальных сельскохозяйственных разработок? В чем ингуши могут оказаться конкурентоспособнее своих соседей?

Ахмед Бузуртанов

Естественно ни один регион не сможет конкурировать с Чечней по эффективности силовой машины, которую Грозный может использовать на любом необходимом Кремлю направлении. В этом плане остальные регионы Кавказа существенно уступают Чечне, и этому есть логичные причины.

Не думаю, что количество и качество ребят, отправляемых в зоны вооруженных конфликтов за рубежом, или интенсивность экономических контактов с арабским миром, определяются руководителями кавказских республик. Эти установки они получают из Москвы. Но при этом, оставляя главам республик Кавказа и некоторое пространство для маневра.

Конечно, на фоне остального Кавказа выделять Ингушетию как некий регион с особыми возможностями я бы не стал. Но наличие значительного числа молодого трудоспособного населения, ограниченность земельных ресурсов и высокая пассионарность молодежи при грамотной реализации основанной на реальных возможностях экономической стратегии, регион все же можно было бы вывести из состояния протянутой руки.

Речь, прежде всего, идет о высокотехнологичных отраслях, будь то в сельском хозяйстве, IT-индустрии или медицине. Но для этого необходима воля руководства республики в борьбе с коррупцией, последовательная работа по повышению качества образования и создание благоприятных условий для притока инвестиций. Но для этого нужна команда чиновников с другим сознанием и уровнем креативности.

Эксперт, Дагестан

В отношении Ингушетии надо понимать, что дозволено Юпитеру, то не дозволено быку. Чечня особый регион, с особым статусом, с большими преференциями и возможностями как во взаимодействии главы Чечни и президента России, так и во взаимодействии Грозного с профильными министерствами в Москве.

Соответственно Чечня и Рамзан Кадыров могут себе позволить несколько более широкую автономность в реализации поставленных перед ними задач. Ингушетия не обладает такими возможностями и карт-бланшем со стороны Москвы. Соответственно она не сможет занять эту нишу и быть связующим звеном между исламским миром и Россией.

Тем более, что в Ингушетии элита не столь консолидирована и монолитна как в Чечне. Сегодня в Ингушетии идет затяжной конфликт главы и муфтия республики, предпринимается попытка ликвидации муфтията или приведения в его руководство лиц, полностью подконтрольных властям. Похожие процессы наблюдаются и в Дагестане.

Оттого только Чечне и муфтияту Чечни позволяют напрямую выходить на контакты с духовными лидерами Сирии и других стран исламского мира. Потому что муфтият Чечни и руководство Чечни представляют собой единую команду единомышленников. Такого нет ни в Ингушетии, ни в Дагестане.

Конечно же, Ингушетия должна искать свой уникальный путь. Конечно, это может быть и внедрение интенсивных технологий в сельском хозяйстве. Особенно, учитывая дефицит земельных ресурсов в Ингушетии и близости житниц России – Ставропольского и Краснодарского краев.

Но скорее, на мой взгляд, нужно говорить о креативной экономике – подготовке уникальных IT-специалистов, развитии кибернетики и робототехники, резком расширении рынка творческих профессий. В сфере инновационной и креативной экономики Ингушетия может и должна сделать определенные шаги. В этом может быть ее уникальный путь.

А какие уникальные функции перед Москвой на уровне всей России могла бы взять на себя Республика Дагестан? Особенно учитывая ее огромный интеллектуальный и производственный потенциал?

И сможет ли команда управленцев-варягов во главе Дагестана раскрыть в полной мере его созидательный, креативный, геополитический и цивилизационный потенциал на благо России?

Ахмед Бузуртанов

Не испытываю иллюзий по поводу задач, поставленных перед варягами, поэтому не склонен ожидать больших позитивных изменений от них для дагестанцев. Скорее всего, произойдет некоторое улучшение возможностей доступа жителей республики к госуслугам, сократится пропасть между чиновниками и населением.

Если теневая экономика Дагестана не сумеет перестроиться, и не трансформируется в легальный бизнес, то республика может оказаться в центре серьезного социального напряжения. Поэтому закрывая одни возможности, Москва вынуждена будет предоставить альтернативные.

Конечно, у региона большие таможенные возможности, особенно если сполна реализовать потенциал морского сообщения. Не могу оценить сегодняшнее состояние, но известно, что есть традиции военной промышленности, высокая агрокультура. И при грамотном подходе, как вариант, на побережье Каспийского моря можно развить центр халяльного туризма России.

Эксперт, Дагестан

Люди, направленные Москвой в Дагестан, сейчас занимаются тем, чтобы вывести теневую экономику республики на свет. И мы видим, как новое руководство республики говорит об этом прямым текстом – о необходимости платить налоги за АЗС, банкетные залы, упорядочить имущественные и земельные налоги и т.д.

Но основная задача, поставленная перед новым руководством Дагестана со стороны Кремля – сделать республику менее дотационной. Не найти возможности для прорывного экономического развития республики, а именно уменьшить дотационную составляющую бюджета.

Оттого, я глубоко сомневаюсь, что варяги во главе Дагестана смогут раскрыть потенциал нашей республики. Тем более, что новое руководство Дагестана взяло курс на уменьшение влияния муфтията республики. Эта политика будет вызывать определенное отторжение у части населения республики. На мой взгляд, этот фактор будет препятствовать социально-экономическому развитию региона.

Амина Сулейманова

onkavkaz.com

Нравится(0)Не нравится(0)

Один ответ на “Ингушетия и Дагестан не смогут потеснить Чечню. Магасу и Махачкале нужно искать свой уникальный путь”

  1. Странный посыл автора-И почему ОНИ должны тесниться и толкаться????

    Нравится(0)Не нравится(0)

Оставить новый комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

© 2018. Республика Ингушетия, Назрань. Мехк-Кхел.
Яндекс.Метрика