Мехк-Кхел

Независимый интернет-портал Ингушетии

Погода

RSS В иностранной прессе

Контакты

  • Электронная почта: mehkkhelonline@gmail.com

Архивы

Ссылки

ХАДЖИМУРАТ КОСТОЕВ К 25 ЛЕТИЮ ПОСЛЕДНЕГО ГЕНОЦИДА ИНГУШЕЙ, продолжение

«Даймохк» № 21, 2010

Исса Костоев Представитель Президента РФ в

Ингушетии (1992-1993 гг.)

Представитель Республики Ингушетии в Совете Федерации ФС РФ

Никакого открытия не сделаю, если скажу, что два народа, ингуши и осетины, испокон веков проживавшие по соседству, имеющие очень много общего в своей культуре, истории, обычаях и традициях, сегодня вовлечены в очень тяжелое противостояние. И теми средствами, которые сегодня взяты на вооружение федеральным центром, вряд ли можно решить такую проблему. Закон «О реабилитации репрессированных народов», где в числе других вопросов предусмотрена территориальная реабилитация, пока остается на бумаге. Может быть (и это следует особо подчеркнуть), напряженность в осетино-ингушских отношениях не была бы столь непримиримой, если бы даже при условии, что Пригородный район входит в Северную Осетию и его отказываются возвращать, конституционные права граждан ингушской национальности не нарушались так бесцеремонно и жестоко. Подумать только, в наше время есть много ингушских семей, чьих родителей в свое время депортировали, а в их домах поселились осетины.

Через 13 лет после всех ужасов, они вернулись, а их не пускают в свой дом! Там живут осетины. Они смирились с этой несправедливостью, взяли и построили себе другой дом на другой улице. Но вот теперь их и оттуда выгоняют – в этом доме тоже селятся осетины, а они 14 лет ютятся в вагончике! Кто вытерпит такое? Как можно при таких обстоятельствах говорить: надо ликвидировать последствия конфликта, поезжайте туда, поезжайте сюда, найдите себе другое место и т.д.? Никуда ингуши не поедут. Сколько бы лет ни прошло, что бы им ни предлагали, хоть Швейцарию. Не поедут, и точка. Разве что на заработки. Но возвращаться будут в свои села и жить там, откуда они родом. И где бы ни встретились ингуш с ингушом, они спросят друг друга: «Ты откуда родом?» И пусть кто-то из них появился на свет в Казахстане, он все равно скажет: «Я из Базоркино или Шолхи и т.д. (ингушские названия отобранных сел). Таков менталитет народа. Что касается причин и условий возникновения осетино-ингушского конфликта, для меня этот вопрос ясен. Федеральные органы власти, российское руководство в 1991 году рассуждали на своих закрытых заседаниях (я это знаю) и на Совете безопасности, как бы с меньшими потерями урезонить зарвавшегося Дудаева. Горе-политики тогда решили, что если немножко подерутся осетины с ингушами, Дудаев ввяжется в конфликт, защищая ингушей, тут-то мы, дескать, очень легко и просто наведем порядок, ликвидируем дудаевский режим, восстановим Чечено-Ингушетию… Именно с подачи федерального центра бывшее руководство Северной Осетии нагнетало напряженность. В нарушении действующего законодательства руководство Северной Осетии с первых дней принятия Закона «О реабилитации репрессированных народов» ввело на территории Пригородного района чрезвычайное положение. Осуществлялись безнаказанно обыски, задержания и убийства людей. Этот режим ЧП незаконно поддерживался на территории Пригородного района в течение 18 месяцев, пока не вспыхнул вооруженный конфликт. Все ведь специально делалось для того, чтобы его спровоцировать. Наконец, авторы сценария своего добились. В ночь с 31 октября на 1 ноября 1992-го. Я в этот период являлся полномочным представителем Ельцина в Ингушской Республике, вся федеральная власть в регионе – это был я и мои помощники. Страшные события тех дней совершались на моих глазах, я сам это все пережил. За три дня до начала этой трагедии, 27-го октября 1992 г. в Овальном зале Кремля я, с трудом пробившись к Ельцину, воспользовавшись встречей с полпредами, сказал: «Борис Николаевич, если вы не позвоните в Северную Осетию, в ближайшие два-три дня там начнется кровавая бойня, прольется кровь невинных людей. Примите меня на пять минут». И что же? В ответ президент подозвал своего помощника Илюшина и говорит: «Вы его выслушайте, а мне надо срочно принять белорусскую делегацию». А Илюшин послал меня к Скокову (секретарь Совбеза), а тот к Хиже, который в то время в роли вице-премьера был как бы Северо-Кавказским секретарем по безопасности. И как потом я узнал, именно у него-то и был разработан весь кровавый сценарий этого осетино-ингушского столкновения. Но Дудаев оказался хитрее, он сказал: «Вы, ингуши, не захотели идти за мной, вы избрали Россию, вот Россия сейчас и делает то, что вы заслужили, я в это дело вмешиваться не стану». А в ожидании, когда же все-таки появятся дудаевские полки, шло истребление ингушей, уничтожение их имущества… Более 20 тысяч человек были загнаны в подвалы – сонные, ничего не понимающие мирные жители. Творился немыслимый ужас: более 500 до зубов вооруженных вояк из Южной Осетии на БТРах пересекают государственную границу России, врываются в Пригородный район, убивают людей и с награбленным уезжают обратно. В каком государстве это видано? Я беседовал с командующим внутренними войсками МВД России генералом Саввиным, который на третий день событий, видя это истребление ингушского народа и разгул мародерства, подал в отставку. Мотивируя свое решение, он написал: «Меня прислали, сказав, что я должен воевать с вооруженными формированиями Дудаева, а вместо этого заставляют уничтожать мирных людей». И никто за это в федеральном центре не понес ответственности. Вот как произошел конфликт. Но дело на том не кончилось. За три-пять дней, были сотни раненых, убитых – цифры этих потерь известны. Однако с той и другой стороны за это время были сожжены и разрушены не более 100-150 домов, но еще четыре с половиной тысячи разобраны, растасканы, уничтожены уже после прекращения вооруженных столкновений. Ведь люди побросали свои жилища, все свое добро, а обратно их уже не пустили. А сегодня выделяются федеральные средства на восстановление. Я говорю: кто принимал участие в вооруженном столкновении, кто с обеих сторон убивал, стрелял, должны понести наказание. Но те, кто бежали от этих ужасов и оставили свои дома, должны вернуться. По сей день – 18 лет! – эта проблема не разрешена.

Есть телеграммы о том, что-де дудаевские полки подходят к станице Слепцовской. И это все ради искусственного нагнетания конфликта. Дни проходят, люди гибнут – где же Дудаев? Когда все ингушские дома были ограблены и начали гореть, жители изгнаны, многие убиты – выяснили: нет ни Дудаева, ни его войск, никого. А дело сделано. «Мудрый» расчет Совета безопасности, федерального центра пусть подерутся осетины с ингушами, а мы свернем шею Дудаеву – не оправдался. Эта трагедия, спровоцированная умышленно, длится 14 лет. То, что сегодня происходит, особенно в связи с обострением осетино-грузинских отношений, может привести к еще худшим бедам для всего Кавказа.

Данный вопрос обретает особую актуальность в свете обострившихся осетино-грузинских отношений.

Абдулла Дудуев

Источник: Doshdu.ru 2006 г.

Чеченский независимый журнал

«Дош», № 4 (14), 2006 г

«Даймохк» № 21, 2010

БЕСЧЕЛОВЕЧНОСТЬ

Президент центра по розыску и увековечению памяти павших героев Великой Отечественной войны.

В Советском Комитете ветеранов войны помимо поисковой работы на меня в день 40-летия Победы возложена была обязанность рассматривать жалобы ветеранов войны, поступающие из Чечено-Ингушетиии. В основном, они исходили от ингушей и сводились к одному: «Творится бесчело-

вечность. Нас, настрадавшихся в изгнании, осетины не пускают в наши же собственные жилища». Побывав в командировке, я убедился, что со стороны местных, североосетинских властей назревает серьезный конфликт. И никто не принимает никаких контрмер.

И когда стало жить невмоготу, духовенство ингушского народа попросило меня организовать им встречу с Патриархом Московским и Всея Руси Алексием II. 16 ноября 1989 года такая встреча состоялась.

24 апреля 1991 года Святейший написал Ельцину: «Глубокоуважаемый Борис Николаевич! Ко мне обратились представители ингушского народа с просьбой содействовать восстановлению их прав, попранных режимом Сталина. Учитывая их нынешнее тяжелое положение, прошу Вас, а в Вашем лице – Верховный Совет России принять во внимание их стремление жить на земле предков».

4 июня 1992 года Верховным Советом Российской Федерации был принят Закон «Об образовании Ингушской Республики». Но реакция руководства Северной Осетии на этот Закон удивила. Казалось, именно он окончательно развязал им руки для непрерывных провокаций и установления режима чрезвычайного положения в Пригородном районе. Для массирования давления на ингушей с целью выжить их с исторической Родины с апреля 1991 года по октябрь 1992 года осетинские провокаторы убили около 30 ингушей. И никто за это преступление не ответил.

В 3-ей декаде октября в Советский Комитет ветеран- разведчик ингуш доставил тревожное письмо: «Спасите, нас убивают!». В нем говорилось, что уже начался новый геноцид ингушского народа, проживающего в Пригородном районе и городе Владикавказе. 21 октября нашли убитым и сожженным в машине жителя Пригородного района ингуша Хаутиева, а его товарища зверски убили. На другой день БТРом была задавлена 12-летняя девочка Гадаборшева. В селе Дачном якобы во время учений был застрелен житель Яндиев.

По собравшимся на стихийный траурный митинг ингушам осетинские омоновцы открыли беглый огонь, убив еще 4-х человек.

Председатель Советского Комитета ветеранов войны Герой Советского Союза маршал авиации Силантьев Александр Михайлович немедленно направил меня к терпящим бедствие людям. 30 октября я прибыл в село Тарское (Ангушт) к уже знакомым мне ветеранам. В ночь на 31 по договоренности с жителями других сел они для защиты своих семей от возможных провокаций выставили посты. А этого только и ждал Ахсарбек Галазов, Председатель Верховного Совета Осетии. Он тут же, не медля, начал заранее спланированную крупномасштабную акцию против ингушского народа, разумеется, при поддержке Российского Правительства.

Под благовидным предлогом Указа Президента Ельцина о введении чрезвычайного положения в Северной Осетии и Ингушетии в Пригородный район были введены войска. За ними устремились осетинские ОМОН, «национальная гвардия», «отряды народного ополчения» и боевики. И началась кровавая резня, изнасилования…

Так был развязан, казалось, незначительный конфликт внутренних войск, гвардейцев. Особенно свирепствовали осетинские «ополченцы» и «омоновцы». Не щадили ни малого, ни старого. Жгли и крушили, грабили и мародерствовали, заранее зная, что никто преследовать их не будет. Одним словом – страх Господний!

Мирное ингушское население, оказавшееся в зоне конфликта, подверглось чудовищным издевательствам и пыткам. Например, в нескольких километрах от Владикавказа, в районе села Гизель, в заранее сооруженном осетинами концентрационном лагере, в поле, за колючей проволокой содержались 8 000 женщин, детей, стариков, единственная вина которых заключалась в том, что в Северной Осетии они были ингушской национальности. Да, чего только я ни насмотрелся, всего не пересказать. Уж больно страшно и омерзительно. Послушные и безответственные осетинские и примкнувшие к ним русские политиканы сделали ингушей разменной картой в своих своекорыстных играх, разрушивших все благородные замыслы и планы светлого будущего не только у этих двух народов – у всей страны.

В настоящее время на территории Пригородного района из числа старожителей ингушской национальности никого не осталось. Цель осетин – изгнать всеми средствами геноцида ингушский народ с интересующей их территории – достигнута. И принята Верховной властью Российской федерации. Но жива надежда, что Бог православных и Аллах мусульман воздадут карателям по заслугам. Сегодня вспоминаются мне такие факты, о которых все 14 лет нельзя было говорить. В день приезда в село Тарское (ранее Ангушт) я дозвонился во Владикавказе до Ахсарбека Галазова.

Галазов ответил намеком:

Через несколько дней я был очевидцем, как омоновцы во Владикавказе выбрасывали на улицу писателя Базоркина и его семью. Выброшены были из квартиры все его архивы. Одну из архивных папок я подобрал и спрятал. И сейчас она у меня.

Степан КАШУРКО

Чеченский независимый журнал

«Дош», № 4 (14), 2006 г.

«Даймохк» № 21, 2010

ДОКУМЕНТАЛЬНЫЕ СВИДЕТЕЛЬСТВА

СПЛАНИРОВАННОГО ГЕНОЦИДА

НАД ИНГУШСКИМ НАСЕЛЕНИЕМ

ПРИГОРОДНОГО РАЙОНА и

г. ВЛАДИКАВКАЗА. Декабрь 1992 года

Фрагмент из репортажа корреспондента радио «Свобода» Марка Дейча

КОММЕНТАТОР: – Кто не-

сет ответственность за трагедию в Пригородном районе Владикавказа? Кто дал команду открыть огонь? Кто несет ответственность за кровопролитие? Михаил Горбачев на эти вопросы отвечал просто: «Не знаю».

Изменились времена, распался Советский Союз, Коммунистическая партия перестала быть

руководящей. Вот только ответы на подобные вопросы, в принципе, остались прежними. Кто виновен в трагедии, случившейся в Пригородном районе Владикавказа? Кто не сделал ничего, чтобы предотвратить осетино- ингушский конфликт?

Корреспондент радио «Свобода» Марк Дейч провел 2 недели в Ингушетии и Северной Осетии. Его репортажи, в существенной степени, повлияли на российскую информационную политику в отношении осетино-ингушского конфликта. Находясь на месте событий, Марк Дейч сделал все, чтобы получить ответы на волнующие всех нас вопросы.

ДЕЙЧ: – Имеется радиоперехват от 26 октября текущего года между частями МВД, находящимися в Пригородном районе вот уже 1,5 года.

15 БТРов были переданы не названным представителям одной из противоборствующих сторон, какой, догадаться не трудно. Дело в том, что у ингушей никакой бронетехники не было и нет. И еще одна немаловажная деталь: переговоры, имеющегося радиоперехвата, состоялись за 4 дня до начала крупномасштабного конфликта в этом регионе. Конфликт вспыхнул в ночь с 30 на 31 октября…

А теперь хочу представить вам некоторые свидетельства: говорит представитель Президента России в Ингушетии, Государственный советник юстиции Исса Костоев:

«События, происшедшие в ночь с 30 на 31 октября – это завершение целой, разработанной, заранее спланированной акции в отношении всего ингушского народа. В этом у меня, как у прокурорского работника, нет никакого сомнения. Это прежде всего. Bтopoe. У меня есть основания считать, что высшее руководство России, Верховный Совет, правительство, Президент, которого я представляю, не приняли, несмотря на неоднократные мои, – представителя ВС, – предупреждения, должных мер по предотвращению конфликта. Говорить сегодня о том, что это было утверждено с согласия этих узких органов власти – я не могу. У меня есть серьезные сомнения считать, что в данном случае имело место попустительство к этой готовящейся огромной, широкомасштабной акции».

ДЕЙЧ: – Миссия дислоцирующихся здесь частей российской армии и Министерства внутренних дел, казалось бы ясна – разъединение враждующих сторон и миротворчество. Но вот два свидетельства: одно из них – письмо военнослужащего танкиста своим близким на Алтай, адрес отправителя – г. Владикавказ, 12, в/ч 29483. Письмо датировано 11 ноября. Я приведу на него лишь несколько фраз: «На днях разбили ингушскую деревню, непривычно все-таки живых людей убивать. Здесь точно второй Афганистан» – конец цитаты, (выделено ред. газеты «Сердало»).

Второе свидетельство принадлежит тоже танкисту. Я разговаривал с ним в многострадальном, разбитом и сожженном поселке Карца, рядом с броней его танка, на котором развивался российский трехцветный флаг, а чуть поодаль стояла группа вооруженных автоматами людей в касках – то ли ополченцы, то ли гвардейцы.

ДЕЙЧ: – Исса Костоев категорически утверждает, что руководство Северной Осетии заранее готовило вооруженную акцию

КОСТОЕВ: – Эта акция готовилась задолго до 31 октября, сегодня об этом имеются и документальные подтверждения, и определенные следственные материалы, полученные от людей, непосредственно информированных в этих вопросах, и руководил всем этим в первую очередь Председатель ВС Северной Осетии Галазов, руководство Северной Осетии.

Каждый ингуш, кто бы он ни был, в какой бы квартире, в каком бы доме ни жил, был взят заранее на учет, были созданы специальные подразделения, были освобождены специальные помещения, была четко оговорена не только с Северной Осетией, но и с Южной Осетией эта операция, и именно, самые большие жертвы среди ингушского населения принесли боевики из Южной Осетии, прибывшие сюда для участия в уничтожении мирного населения во главе со своими руководителями Kyлумбековым и Тезиевым, которых так долго лелеяло российское руководство на уровне парламента, Президента, правительства, и то оружие, которое пускалось российским руководством, якобы для защиты от Грузии Южной Осетин, сегодня, в эти дни, стреляет против мирного ингушского населения.

ДЕЙЧ: – Исса Костоев рассказал мне о том, как задолго до кровавых событий власти Северной Осетии под любым предлогом отказывали ингушам в прописке, а тех, кто ее уже имел, выгоняли с работы. Обстановка накалялась день ото дня. Исса Костоев попробовал пробиться к Президенту.

КОСТОЕВ: – …я 27-го октября, за три дня до столкновения, лично обратился к Президенту – чтоб, принял меня на 5-10 минут, говорил, что в регионе каждый час ситуация обостряется – я принят Президентом не был…

ДЕЙЧ: – …могут сказать: Костоев – ингуш, он не может быть объективным. Что ж, в таком случае еще одно свидетельство. Я долго охотился за ним, потому что ингуши прячут этого человека. Он – осетин, и скрывают его, чтобы осетины же его и не убили. Сначала ко мне попали письменные показания этого человека. Я не поверил им и попросил устроить мне встречу. В последний день, перед моим отъездом в Москву, наша встреча состоялась.

ДЕЙЧ: – Скажите, пожалуйста, а вы давали эти показания, которые лежат сейчас перед вами и которые вы признали своими, вы их давали совершенно добровольно? – Да.

Цитирую: «За последние 3 месяца регулярно по понедельникам, после подведения общего итога, обычно в кабинете начальника РОВД Джигкаева проводились закрытые совещания о ходе подготовки к вооруженной акции. На таких совещаниях обычно присутствовали министр Кантемиров или один из его заместителей. В начале августа на совещании сотрудников Пригородного района РОВД, на котором присутствовал сам министр Кантемиров, была следующая повестка дня: «О начале к усиленной подготовке вооруженной акции и задачах, вытекающих из этого». С информацией выступил сам министр. В ней он вскользь подчеркнул, что идея эта исходит из Москвы, а точнее от министра Ерина. Так же он сообщил, что для этого обещала нашему министру Москва, в случае успешного осуществления акции, повышенные… оклады, также обещана всяческая поддержка техникой и вооружением. Уже на следующем совещании появились первые результаты: в частности ОМОНу повысили штат от 200 до тысячи человек. Об этом тогда доложил зам. министра, депутат России Батагов. На совещаниях впрямую ни говорилось, но не трудно было догадаться, от нас требовали только найти малейший повод, чтобы разжечь его дальше с последующим вовлечением российских войск. На первом же совещании были указания начальникам отделений милиции – это сделал тов. Джигкаев, – подготовить специальные планы действий как до начала провокаций, так и в самом ходе операции. Ориентировочные сроки вооруженных провокаций были высказаны на 3-м совещании, которое состоялось в последний понедельник августа. На нем выступил зам. министра Сикоев. Он предложил, и это было единодушно принято, что в конце октября, когда в основном будут закончены полевые работы, надо спровоцировать столкновения. На последующих совещаниях, начальник отдела Дживаев докладывал о тех дополнениях, которые принимались в МВД и ВС. В частности, в первой половине октября заместитель начальника РОВД Кокаев сообщил, что выделены дополнительные средства и для ополчения, в частности выделили БТРы для Тарского и Чермена. Также выделили автоматическое оружие, и было принято решение на время спрятать БТРы в селе Ольгинское. На совещаниях было принято решение, где и как будут дислоцироваться войска милиции и ополчения. К этому времени ополчение полностью было вооружено, в основном, автоматами. Руководителем всей этой акции был сам Галазов, а заместителем – Кантемиров. Об этом нам сообщил начальник отделения. В общем, на 1-м совещании в октябре в РОВД под председательством Кантемирова были уточнены в последний раз планы. Он сам лично их утвердил.

В планах были такие акции: подрыв электростанций в Октябрьском и Майском, вывод из строя водозаборной станции на Реданте, налеты на водителей грузовиков, проезжающих по территории сел, где проживали в основном ингуши. Руководителями этих конкретных акций были назначены начальники отделений по территориальности или, если таковых нет, командиры ополчений. Примерно с 20-х чисел октября под различными предлогами стали задерживать ингушей для последующего обращения в заложники. В основном, это поручалось ополчению. Для этого были созданы специальные помещения в Октябрьском, в Сунже и ряде других сел.

ДЕЙЧ: – Как мне рассказали, вы не были замешаны в актах насилия и ваша судьба решится нормально. Вам не страшно возвращаться в этом случае назад, ведь вам могут за ваши показания отомстить?

Ингушетия.RU, 30.10.2007

Вот таким образом, чтобы каратели и мародеры не перепутали с ингушскими и не нанесли ущерба, выделялись русские и осетинские домовладения:

Фото из журнала «Огонек» №2 1993 года

Как видно из снимка, второй фронт, против соседей ингушей, открыли осетинские отряды мародеров. Так, исторически сложились, что осетинам не свойственно трудиться, созидать, им сподручней воровать и грабить.

«Даймохк» № 21, 2010

ОСЕТИНСКИЕ КОНЦЛАГЕРЯ

Николай АРЖАННИКОВ, народный депутат России: «Если в Карабахе два года шли к самому зверским методам войны, то здесь начали сразу с нижней ступени. Катастрофический вред от таких войн в том, что если ктото где-то достиг низости, то следующий опустится ниже. Преступно и позорно, но здесь стали брать в заложники, чего не было даже в Средневековье, самых беспомощных: детей, стариков, женщин, больных из палат».

Из статьи Ирины Дементьевой «Ингушская трагедия» (газета «Известия», 1 декабря 1992 г.)

На снимке: галазовские головорезы захватили еще одну группу заложников – ингушских старух, стариков и малолетних детей.

Осетинские боевики не гнушались ничем их вероломству и варварству не было никакого предела. (Даймохк №36 1993 год).

Их ждала целая система осетинских концлагерей в совершенстве освоивших механику насилия и смерти.

МЕСТА РАСПОЛОЖЕНИЯ ИНГУШСКИХ

ЗАЛОЖНИКОВ

Шалдон – близ мед. института содержится 500 чел. заложников в основном дети и старики.

По сведениям Бекмурзиева А. X.. Халухаева X., Досхоева X. М, заложники содержатся в нечеловеческих условиях.

Начальник пункта по имени Володя, осетин по национальности тел. штаба 3-37-36 (через 7).

Особенно жестоко относились к Льянову Магомеду, Даскиеву Алихану, Баркинхоеву Руслану, к полковнику Баркинхоеву и работникам МВД, которых было шесть человек.

На момент пребывания к 3. XI 1992 г. из АК застрелен молодой человек 16 лет по фамилии Булгучев.

Владикавказский лесхоз – 250-300 человек. Здание клуба им. Хетагурова – 200 человек.

Стадион «Спартак» – 300 человек. Осетинские горки (р-н телецентра, штаб ополчения) – 300 человек. База «Вторсырья», ул. Промышленная – 250-300 человек возле силикатзавода.

с. Гизель Пригородного района – 500 человек. Ул. Га-

диева (ДОСААФ) – около 1000 человек. 250-300 человек.

с. Октябрьское Пригородного района – 200 человек. Спец. изолятор при РОВД Пригородного района – до 800 человек. Дзуарикау Алагирский район – 500-700 человек. Военный городок «Спутник» более 7 тыс. человек. с. Ногир спец. участок – 500-600 человек.

с. Майрамадаг Алагирского района – 500-550 человек.

с. Октябрьское (химзавод) фирма «Казбек» – 300 чел. Два пункта в с. Южное – 250 человек. с. Гизель – 700 человек. Пос. Сунжа (Ахки-Юрт) – 200 человек. С. Ольгинское – 200 чел. Там же в селе в свинарнике – 600 человек. В здании Совета Министров. Гаражи кооперативные – 1560. с. Сунжа Пригородного района, спортзал ДК до – 100 человек. Южгоргаз – находятся в основном подростки. Завод «Газоаппарат» (напротив завода «Кристалл») между кольцом.

Итого: более 25 тысяч заложников – ингушей

ВОТ ОНИ ЖЕРТВЫ ОСЕТИНСКИХ КОНЦЛАГЕРЕЙ ТОЛЬКО ПЕРВЫХ ДНЕЙ ТРАГЕДИИ. ПО НЕПОЛНЫМ ДАННЫМ НАЙДЕНО БОЛЕЕ 280 ТРУПОВ ИНГУШСКИХ ГРАЖДАН.

В т. ч. 27 женщин, детей до 1 года – 9 человек, несовершеннолетних от года до 18 лет – 22 человека, от 18 до 20 лет – 8 человек, от 20 до 60 лет – 211 человек, пенсионеров от 60-до 100 лет – 31 человек.

И ни одного военного, ни одного профессионала, кроме нескольких сотрудников МВД Осетии, которых замучили до смерти эти же осетины в застенках Майрамадага и спецкамерах. Десятки трупов сожжено, расчленено, обезображено до неузнаваемости. (Даймохк №36 1993 год).

«Даймохк» № 21, 2010

ЧЕТЫРЕ ЦВЕТА ВРЕМЕНИ

Предисловие автора

… Кто не помнит сообщения российских газет, пестревшие определениями «ингушские экстремисты», «агрессоры», «бандформирования Ингушетии»… А телевидение? Стоило в ночном эфире появиться фильму Ратмира Льянова, как наутро прямо-таки с неприличной поспешностью был освобожден от должности председателя телерадиокомпании «Останкино» Егор Яковлев…

Потом, много месяцев спустя, некоторые публикации с трудом, но все-таки стали пробивать себе дорогу на «центральные» страницы. Игорь Ляпин, Ирина Дементьева – эти журналисты сумели взглянуть на происходившее своими глазами, а не под официальным углом зрения. И, что так же важно, – донести свое мнение до массового читателя.

Но все это было позже. А тогда публикация «Голоса…» стала самой первой. Первой публикацией о (какой по счету?) депортации. Газета за 11 ноября 1992 года. В ней то, что довелось увидеть собственными глазами автору 3-5 ноября в Пригородном районе, колеся по нему по-патризански – на свой страх и риск, на редакционном «УАЗике» со снятыми номерами, с «иногородними» документами…

Он – не об «инциденте» или «конфликте». Даже не о войне. Он – о ДЕПОРТАЦИИ.

1. Своими глазами

Желтый. Оранжевый. Красный. Цвет осени. А еще – оттенки огня. Он вытягивает языки над проваленными крышами Чермена и будто лижет набухшие сизые тучи, оставляя на небе багровые мазки.

Желтый, оранжевый. Раздавленная детская игрушка на шоссе. Такой веселый был пластмассовый трактор… Красный: перевернутая детская коляска. И – черный.

Черные знающие глазницы – окна выгоревших домов.

Черные хлопья в воздухе – оседает сажа.

А еще черной бывает кровь. Когда засыхает на асфальте. Когда впитывается в землю, такую же черную. Обугленные трупы – тоже черные. Кем он был, этот человек, упавший навзничь на черменской улице? Чей? «Они говорят, – коллега из «Московского комсомольца» кивнул в сторону уходивших осетинских боевиков, – может быть,

их…»

ПОЯСНЕНИЕ

После этих строк была напечатана фотография. Та самая. И призыв: «Всмотритесь. Может быть, ктонибудь что-нибудь знает?»

А через несколько дней в редакционный кабинет вошли двое мужчин. Пожилой и совсем молодой, почти мальчик. Молодой все мял в руках газету, и оба молчали. Потом пожилой взял у спутника газету, расправил. «Вот… Это мой брат. Его дядя. Уехал тридцатого из Кантышево к родственникам в Дачное. Больше не видели. Только в газете. Хорошо».

– Что не по живому таьзет справлять будем – хорошо…

А младший все смотрел куда-то в сторону, в одну точку, и вдруг взмахнул ресницами, и разлетелись с глаз тяжелые капли. Молодой, почти мальчик. Ему еще можно плакать…

А те обгоревшие фотографии мы отдали родным. Последнюю реликвию. И цинковую пластинку – газетное клише – тоже отдали. Вот почему сегодня в газете вместо снимка этот мой рассказ.

Не верю. Не верю в то, что бросили своего. Пусть не бойца – но соплеменника. И лежит он так, посреди лужи, в которой плещутся утки. Глупые птицы.

Не надо о страшном? Нет. Надо. Труп обожжен. Вернее, выжжен. Не до конца: маловато бензину плеснули. А глаза выкололи. И уши отрезали. Мертвому? Живому?

Ему уже все равно. Как и тем ингушам – подросткам, женщинам, детям, чьи тела разбросаны по огородам. Они пытались уйти ночью. В темноте. Но вдруг стало светло. В небе появились желтые «фонари». Такие осветительные ракеты на парашютиках. И тогда почти всех бегущих постреляли. Кого не подстрелили, тот про это рассказал.

Мне нередко придется ссылаться на рассказы очевидцев. Но многое я видел и своими глазами. И фотографию с обгоревшими краями – единственное, что из бумаг не сгорело, потому что попала она в воду, – я взяла своими руками у того убитого в Чермене. Их было три – одинаковые фото, как на паспорт. Даже не разрезанные. Вряд ли человек стал бы носить при себе три одинаковые чужие фотокарточки. Скорее всего, собственные, приготовленные для каких-то документов…

  1. Диалоги без купюр – Как вас зовут?

(жест у губ, означающий «длинный язык» – В.Д.).

Не верю. Не могу поверить, что можно так вот легко поджечь свое родовое гнездо. Дом, который своими руками, часто отказывая себе во всем, строил для своих детей, внуков и правнуков. Свой дом на земле, тоже своей, исконной. За право жить на которой сражались даже пятнадцатилетние мальчишки. Воюют с теми, для кого «хорошая жизнь» соседа – достаточный повод, чтобы прогнать, разорить, убить.

Не верю, когда бравые «оборонцы» втолковывают мне, «легковерной» русской журналистке: ингуши, мол, угнали в Назрань весь скот, весь автотранспорт.

Во-первых, я не новичок и в Назрани. А во-вторых, я ведь все равно взгляну на улицы, во дворы и увижу раскуроченные, сожженные остовы машин, сгоревших заживо в стойлах коров, а тех, что уцелели – горестно тянущих морды к домам, в которых уже нет хозяев. Услышу тоскливое мычание недоенных, некормленных животных…

Но верю осетинке Азе Сергеевне Кусаевой, бывшей заложницей в Назрани: «Ингуши женщин, которые с детьми, отпускают. Или даже бежать помогают. Мне один помог…»

ТЕКУЩЕЕ ОТСТУПЛЕНИЕ

Сегодня в Чермене – многолюдно. Ездят туда-сюда КамАЗы – возят песок, цемент, кирпич. И то дело: отстраивается село. Из Владикавказа – три рейсовых автобуса в день. Возвращайтесь, граждане!

Так то из Владикавказа. А попробуйте проникнуть из, скажем, Назрани. Мы, газетчики – и то «под бэтээром». И то – проездом. А жизнь кипит.

Дома на кирпич разбирают, который не слишком обгорел. Дома – ингушские. А разбиратели… Но не буду указывать национальность – боюсь, глава временной администрации обвинит в разжигании межнациональной розни.

Правда, он почему-то не обвиняет в этом устроителей митингов, ратующих за «невозможность совместного проживания осетинов и ингушей». Хочешь – не хочешь, а напрашивается вывод: саботируется Указ президента РФ от 13 декабря 1993 года. Идет настоящая холодная война. И не дает забыть о «горячей». Той, на которой люди гибли, пропадали без вести, попадали в заложники. Судьба многих и многих до сих пор неизвестна.

3. Заложники

В Назрани в здании бывшего горисполкома, ставшем военным штабом, меня ловила за руки ингушка Макка Мейриева:

– Ты едешь туда, к ним? Скажи им – пусть детей только не убивают! Не убивают пусть детей!!!

Макку взяли с пятерыми детьми. Ее с грудным отпустили, но не просто так. Четверых детей оставили заложниками. Сказали: приведешь пятерых наших – отпустил остальных. Нет – не увидишь детей больше. И Макка боится, что опоздает. Умоляет: пусть подождут, не убивают…

В селе Ольгинском, куда, по словам Макки, привезли ее семью, действительно были заложники. В том числе и дети Мейриевой: Мадина, Магомед, Хава, Фатима. А также Макка Албогачиева. Об их освобождении, увы, договориться не удалось. Мы всего только журналисты. Договариваться же об обмене осетинская сторона желает только с командирами «противника».

Макка Мейриева! Пожалуйста, отзовись! Я очень надеюсь, что твои дети с тобой. Приди в редакцию. Или напиши письмо, сообщи о себе. Как складывается судьба твоей семьи сегодня?

Не отпустили под нашу ответственность и двоих стариков – Аббаса Цечоева, 89 лет, и его, по всей видимости, ровесника, который даже не смог назвать себя – потрясение лишило речи. «Временный комендант» Ольгинского Амиран Басиев запросил за них десятерых осетинских заложников.

– Это страшнее, чем сорок четвертый, – с трудом выговорил старик Цечоев. – Гораздо страшнее.

Его вытащили прямо из постели. Сам он почти на ходит. Дожил ли до обмена?

Хотя ольгинским заложникам, можно сказать, повезло. Над ними не издеваются. Кормят – всухомятку, конечно. Война.

Беглецам из села Октябрьское Бекову и Нальгиеву тоже повезло. Осетинский милиционер выпустил их. За деньги. Остальных почти 250 мужчин в ночь с 3 на 4 ноября должны были увезти в Кобанское ущелье. Зачем? Уж, конечно, не на экскурсию. Война…

4. Лицо войны

Какое оно? Вспоминаю строчку стихов: «У войны неженское лицо…» А вообще – человеческое? Хотела сказать – звериное. Но нет. Какой зверь измывается над себе подобными так, как это делают называющие себя людьми?

Война высвечивает не только геройство. Самые низкие инстинкты пускаются в разгул а войне. Многие преступники и изуверы могут использовать (и используют) вседозволенность боя как прикрытие для подлости и сведения личных счетов.

ТЕКУЩЕЕ ОТСТУПЛЕНИЕ

Ахсарбека Хаджимурзаевича не обвинишь в непоследовательности. Снова и снова, на самых разных уровнях, называет он статью шестую «нонсенсом» – т.е. чепухой. Притом к международному праву апеллирует: нет, мол, такого прецедента в мировой практике.

А у насильственного выдворения целых народов, у обрекания их на вымирание – есть прецедент? А у презумпции виновности всей нации?» А у этнических чисток? Ах, да: «обыкновенный фашизм»…

Эскалация ненависти, натравливание народов один на другой – вот что приходит на ум.

Хотелось бы ошибаться. Ведь без тщательного расследования каждого вопиющего преступления нельзя утверждать, что-либо стопроцентно.

Но все-таки кому выгодно? Может быть, тем, кому надо доказать несостоятельность нынешнего российского руководства, не могущего (или не желающего?) навести порядок в собственном доме? Дескать, нужна «сильная рука» вроде г-на Жириновского?

Или тем, кому на руку полный развал России, обессиливание этой страны, дабы поставить на ней крест как на великой державе? Цели разные, но средства смыкаются…

Повторяю, хотелось бы ошибаться. Но Россия… Почему, почему же «для кого ты – добрая, для кого – иначе?!»

5. Мать и мачеха

Гуманитарная помощь помещалась в большом полиэтиленом пакете. Полдесятка одноразовых шприцев, несколько бинтов, тощий рулон марли, немного ваты, йод, зеленка, кое-какие лекарства. Это все притащила из дому редакционный бухгалтер Татьяна Мироненко вечером накануне нашего выезда в Назрань и Пригородный. У нее первой сработало: на войну едут, а там – раненные.

Да, есть в Грозном штаб гуманитарной помощи, организованный в здании Ингушского драматического театра. Да, на станцию переливания крови толпой идут люди, и на этикетках флаконов с донорской кровью нет мест графе «национальность». Все это так. Но…

Сообщает ИТАР-ТАСС:

«… По распоряжению исполняющего обязанности председателя правительства России Егора Гайдара из Москвы в Северную Осетию вылетел спецсамолет, на борту которого находятся врачи из Центра экстренной медицинской помощи, необходимые медикаменты».

Эх, Россия, Россия – матушка. Тебя ведь часто называют так. Но разве может мать одно дитя любить, а другое – казнить? Разве не одинаковы они ей, как пальцы на руке?

Какой ни порань – все больно…

Я видела лица людей на митинге в честь провозглашения Ингушской Республики, вновь обретшей государственность в составе Российской Федерации. Слезы текли по лицам, и в голос плакала старая женщина, и улыбалась сквозь слезы, и были светлы они – легкие слезы радости.

Сегодня плачет весь ингушский народ. Умывается кровавыми слезами. Около ста пятидесяти расстрелянных в упор в поселках Дачное, Карца – это на пятое ноября. Сколько их сегодня? Кто они?

Так от кого же Галазов, Хетагуров, Кантемиров с помощью русских танков и орудий «очищают» Пригородный район?

ТЕКУЩЕЕ ОТСТУПЛЕНИЕ

Ингушская сторона осенью 1992 года потеряла убитыми более пятисот человек. Это – по ОФИЦИАЛЬНЫМ данным. А если прибавить те 237 человек, которые до сих пор числятся пропавшими без вести? Дай Бог, чтобы они были все-таки живы. Хотя в это уже мало кто верит. А замерзшие, сорвавшиеся в пропасти пленники Джейрахского ущелья? А исковерканные судьбы, а холодное, голодное и оборванное детство ребятишек из семей депортированных, – детей, разучившихся улыбаться? Семьдесят тысяч человек, лишенных крова и родного очага…

А нынешний глава временной администрации В.Д. Лозовой строго поправляет журналистов на прессконференции. «Не надо этого слова – «депортированные». Их ведь никто насильственно не увозил – сами, по собственной воле, дома свои покинули».

Оказывается, можно интерпретировать события и так…

Кто готовил войну? Ингуши, бежавшие буквально в чем были? Или вооруженная до зубов Северная Осетия?

И как же половинчато, в расчете на незнающего слушателя, прозвучало радиосообщение «Маяка» о том, что для обмена не представлено потребного числа заложников Осетии. А откуда им взяться в таком количестве? Ингуши не совершали набегов на Владикавказ. От них «очищают, освобождают». А «освободителям» шлет обильную помощь благодарная Россиия. Россия-мать – любимым сыновьям.

Тяжело ж быть пасынком!

Так кто они, «добровольно покинувшие» родину?

МАРИНА ХУЦИЕВА, беженка из села Дачное: «В погребах люди сидели, прятались. Машины пошли по улицам. Страшные, на гусеницах. Все сравняли, все перемешали. И всех. Мечеть подожгли. Дедушка Яндиев зашел

за своим Кораном. И его сожгли…»

Кто они? Кто их убил? Как назвать эту… акцию?

«Бойцы народного ополчения совместно с югоосетинскими добровольцами осуществляли ночную операцию по освобождению от бандитов населенных пунктов Карца, Дачное, Октябрьское… В ходе боевых действий бойцы народного ополчения, гвардии, ОМОНа, юго-осетинские добровольцы, подразделения МВД, показывая образцы самоотверженности.., защищают свою республику от агрессии ингушских бандитов».

«Интерфакс» (ИТАР-ТАСС, «Российская газета»).

«Освободили», «очистили».

ОТ КОГО освободили? Да от бандитов же, ингушских экстремистов! – воскликнет российский читатель, вскормленный подобной информацией. Только стыдливо умалчивают упомянутые СМИ, что почти все, от кого «очищают» села, родились и выросли там. Там растили детей, пахали землю. Однажды уже эти села «очищали» – от их отцов, матерей, дедов. Потом они вернулись (кто выжил).

К своим домам. А дома уже были заняты.

И тогда стали строить новые, возрождая родовые гнезда. Передавая детям любовь к земле предков и страстное желание – когда-нибудь назвать ее, землю эту, действительно своей. По закону.

И закон – вот он, есть. Закон о реабилитации репрессированных народов. Но глава северо-осетинского Верховного Совета Ахсарбек Галазов снова, теперь уже в разгар кровавых событий, при встрече в Москве с Б.Н. Ельциным называют статью шестую этого закона – о территориальной реабилитации – одним из провокационным моментов в данном конфликте.

6. Какого цвета ненависть

Желтый… Оранжевый… Красный… Цвета осени и огня. И черный – сгоревших домов, запекшейся крови.

Четыре цвета времени.

Красные отсветы горящего дома играли на лицах троих бандитов, взятых российским патрулем в Чермене с гранатами, винтовкой, полным патронташем. («Назад! – крикнул нам генерал Зайцев. – Там стреляют!»). Их взяла группа захвата. Бандитов взяла. Да. Но не было среди них ингушей.

Черным-черно было в огромном нутре фургона КамАЗы, и оттуда, из душного его чрева, по одному, криво усмехаясь, вылезали крепкие парни. «Осетины?» «Да». «Зачем приехали в село?» «Так…» («Да мародеры они, – сказал генерал, – издали видать. ЧП, а без документов. Не первых таких берем»).

И, если честно, почернело на миг в глазах, когда офицер из БТРа, обогнавшего наш «УАЗик», спросил: «Так это по вам из гранатомета шпарили?» А мы и не поняли, потому что ехали, что называется, «под грохот канонады». Стреляли орудия где-то в районе Карца.

Какого цвета ненависть? Или злоба? Иногда говорят: черная злоба. Нет, она даже не черная. Грязная. Как те слова, выплюнутые молодой, красивой осетинкой: «Ингуши, чеченцы – какая разница. Они рядом стоять будут – и что-то украдут. С ними жить нельзя».

А у меня перед глазами всплыло лицо русской старухи, у которой в трамвае два дня назад вытащили кошелек с нищенской пенсией. И какой-то вайнахский парень протиснулся между ахающими пассажирами, положил старушке на колени четвертной и быстро вышел из вагона. И тогда уже мы все, кто сколько мог, стали совать ей деньги, а у нее дрожали и руки, и голос, и «спасибо» звучало так беспомощно…

Я не знаю и не хочу знать, ингушом ли, чеченцем ли был тот парень. Знаю одно – он по нации Человек.

А ненависть – грязного цвета.

…Последнее, что я видела в Чермене – черный остов бывшей совхозной конторы. Дотлевающий на фасаде плакат: «…КПСС – оплот мира!» «Да здравствует» успело прогореть.

Послесловие

Когда сегодня я включаю телевизор и ловлю Северную Осетию, я не слышу ничего нового. Назойливый рефрен: «С ними жить нельзя». И первый президент республики Ахсарбек Галазов, став президентом, не разлюбил красивое слово «нонсенс» в применении к Закону о реабилитации репрессированных народов. Да и стал он президентом, грубо поправ права своих граждан – тех самых, которые, согласно Указу президента России, должны были вернуться к родным домам в Пригородном, а значит, и принять участие в выборах. Их отстранили? Или устранили?

Когда я вижу репортаж с митинга (на котором почемуто присутствует представитель временной администрации, хотя его прямая обязанность эти сборища пресекать), на котором один громче другого кричит: – «С ними жить нельзя!» – я знаю, с чьего это голоса.

И еще я знаю: ДЕПОРТАЦИЯ ПРОДОЛЖАЕТСЯ. Пошла вторая половина века…

Владислава Дашкевич

(«Голос Чеченской Республики», 11.11.1992 г.)

ИНФОРМАЦИОННАЯ БЛОКАДА

ПО ГЕНОЦИДУ ИНГУШСКОГО НАРОДА

ВЫПИСКА ИЗ РЕШЕНИЯ

Совета безопасности Российской Федерации

Москва, Кремль 31 октября 1992 г.              Пр-1915

О срочных мерах по урегулированию конфликта на территории Северо-Осетинской ССР и Ингушской Республики

  1. Обязать Министерство печати и информации Российской Федерации (Полторанин М.Н.), Всероссийскую государственную телерадиокомпанию (Попцов О.М.), Российскую государственную телерадиокомпанию «Останкино» (Яковлев Е.В.) приняты меры по недопущению в средствах массовой информации, в телерадиовещании любых сообщений, провоцирующих эскалацию вооруженного конфликта, прежде всего со стороны руководства Чечни, как незаконно появившегося образования на территории Чечено-Ингушской ССР, что привело к серьезному ущемлению прав ингушского народа.

Секретарь Совета безопасности

Российской Федерации                            Ю. Скоков

ПРИКАЗ

Главы администрации по чрезвычайному положению в Ингушской Республике

От 21 ноября 1992 года, г. Назрань.

В целях улучшения информирования населения о работе временной администрации на территории действия чрезвычайного положения, оперативного и объективного освещения событий в Ингушетии и Северной Осетии.

ПРИКАЗЫВАЮ:

  1. Редактору газеты «Назрановец» возобновить выпуск газеты.
  2. Предоставить Центру информации и аналитики при Главе администрации Ингушской Республики возможность материалы, освещающие деятельность временной администрации в Ингушской Республике.
  3. Не публиковать материалы, не прошедшие анализ в Центре информации и аналитики.

Глава Администрации по чрезвычайному положению

в Ингушской Республике

генерал-майор                                         Р. Аушев

ОБРАЩЕНИЕ

БАШКИРСКИХ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ К ИНГУШСКОМУ НАРОДУ

Многострадальная Ингушетия!

Башкирские общественно-политические организации с болью и тревогой воспринимают факт геноцида против ингушского народа. К сожалению, население Российской Федерации, в том числе и Республики Башкортостан, не получают полную и правдивую информацию о событиях в Ингушской республике, но башкирский народ знает, что ингуши ведут героическую борьбу за выживание, за сохранение национального достоинства, за свои исконные земли. Мы солидарны с вашей справедливой борьбой. Башкирский народ сам стремится к подлинному суверенитету, он хорошо понимает боль и чаяния ингушей, т.к. на себе испытал все «прелести» геноцида в течении четырех столетий. И мы всегда готовы оказать посильную материальную поддержку ингушскому народу в этот тяжелый для него момент.

Мы решительно осуждаем политику геноцида против ингушей!

Башкирский народ с вами, братья-ингуши!

Башкирский народный центр «Урал»

Башкирская народная партия

Башкирский народный конгресс

Общество башкирских яугиров «Северные амуры»

Общество башкирских женщин

Редакции газеты «?» и «Замандаш» Союз башкирской молодежи

ОТ РЕДАКЦИИ:

Что примечательно: не только Башкортостан, но и все народы России, все прогрессивное человечество, осудили акт геноцида ингушского народа, но мы не знаем случая за эти 18 лет правления генералов: Р.С. Аушева, М.М. Зязикова, Ю.-Б. Евкурова случая официального осуждения ингушской властью акта геноцида и нарушения обета информационной блокады. Мало того, они свои команды поставили на службу политическим амбициям фашиствующего режима Осетии, игнорируя волеизъявление и конституционные права собственного народа. (Запомните и передайте потомкам).

Более того, эти генералы, поэтапно, каждый на своем отрезке правления Республикой сыграли не маловажную роль по закреплению трагедии 1992 года, по умолчанию волеизлеяния ингушского народа, по подавлению национального духа ингушей, по созданию условий социальноэкономического кризиса в молодой республике. Они подвели нас в катастрофе…

Генералы, герои России, не стали не только героями собственного народа, не стали даже слабенькими патриотами его, но зато они пользуются заслуженным уважением у национал-фашистов РСО-Алания (Форпостия). Ёще бы! – они (наши генералы) много для них сделали.

ВОТ ОНИ В ЛИЦАХ:

Руслан Султанович Аушев
Мурад Магомедович Зязиков
Юнус-Бек Баматгиреевич Евкуров

«Даймохк» № 5, 2012

ИЗ СТАТЬИ

СЕКРЕТАРЯ СОЮЗА ПИСАТЕЛЕЙ

РОССИИ ИГОРЯ ЛЯПИНА

«РУССКАЯ ПРАВДА»

Я видел, как два года назад создавались и вооружались боевые отряды в Осетии, как то и дело там вводился комендантский час, когда на границу с Ингушетией периодически выкатывались танки и бронетранспортеры, именно тогда, два года назад мною были написаны строки:

Вот она, грозовая фаза, Вот она, роковая грань.

Бэтээры Владикавказа Смотрят щелями на Назрань.

И стоят ингуши, гадают,

И вздыхают, и не поймут, То ли просто народ пугают,

То ли вправду стрелять начнут.

И начали стрелять. Сперва лихие осетинские боевики, носясь по ингушским селам на бронетранспортерах, постреливали в воздух, демонстрируя свою безнаказанность.

Потом стали палить по воротам ингушских дворов, потом стволами автоматов – на каждом шагу останавливать ингушские машины и с вызывающим на конфликт видом обыскивать их, проверять документы. В конце концов, видя, что все им сходит с рук, распоясались окончательно…

МАСШТАБЫ ЭТНИЧЕСКОЙ ЧИСТКИ

Наименование с/Советов или населенных пунктов,

откуда депортировали ингушей

Депортация

1944 г. (по

справке ЦГА СО

АССР)

Депортация

1992 г. (по справке

миграционной

службы на

15.03.93)

Семей Человек Семей Человек
Владикавказ 696 2254 1859 9393
Базоркино 1461 6633 1544 9013
Шолхинский 382 1964 3302 18279
Ахки-Юртовский 834 3823
Яндиево-Гадаборшево 396 2060 1863 10921
«Чернореченский 204 1122 480 2528
Длино Долинский 171 1029 425 2294
Галгаевский 657 3646 559 3207
Ангуштовский 937 4954 944 5327
Таузен-Юртовский 298 1512 124 , 982
Редант-Балтинский 307 1665 554 3243
Южный 884 4234
ЧМИ 134 612
Моздок 49 249
ИТОГО 5925 29835 12961 71648

«Даймохк» № 5, 2012

НАИМЕНОВАНИЕ НАСЕЛЕННЫХ

ПУНКТОВ ИНГУШЕТИИ,

АННЕКСИРОВАННЫХ СТАЛИНСКО-

БЕРИЕВСКОЙ ВЕРХУШКОЙ

(по карте жирный штрих на белом фоне)

  1. г. Орджоникидзе (Владикавказ)
  2. Ангушт – Тарское
  3. Консервный завод – Майское
  4. Базоркино – Чермен
  5. Цорой-Юрт – Донгарон
  6. Яндиево – Дачное
  7. Гадаборшево – Куртат
  8. Шолхи – Октябрьское
  9. Галгай-Юрт – Камбилеевское
  10. Ахкий-Юрт – Сунжа
  11. Шолжа-Юрт – Комгарон-1
  12. Товзан-Юрт – Комгарон-2
  13. Барта-Бос – Барт-Бос
  14. Спиртзавод – пос. Мебельный
  15. п. Южный – Южный
  16. Длинная долина – Терк
  17. Нижний Редант – Нижний Редант
  18. Верхний Редант – Верхний Редант
  19. Попов Хутор – Попов Хутор
  20. Балта – Балта
  21. Эзми – Эзми
  22. Верхний Ларс – Верхний Ларс
  23. Нижний Ларс – Нижний Ларс
  24. Чми – Чми
  25. Галми-Йисти – Н. Камбилеевское
  26. Чернореченское – Чернореченское
  27. Галетти – Галетти
  28. Планы – п. Карца
  29. Джейрахой-Юрт – В. Камбилеевское

На карте ингушские земли, оккупированные осетин-

ской чумой, заштрихованы.
30
.
Хутора
Баркинхоев,
Цороев,
Алиев,
Ахушков,

Чермоев, Хадзиев, Цыздоев, Шадиев, Гетогазов, Патиев, Ярече, Томов, Мамилов, Льяновы и другие.

Ингушские земли, аннексированные в период советской власти СОАССР-РСО-А

Всего передано Северной Осетии за счет Ингушетии – 113 тыс. га в том числе за счет:

  1. Малгобекского района – 24 тыс. га
  2. Пригородного района и г. Орджоникидзе – 89 тыс. га

Примечание

Несмотря на возражение ингушской стороны, в 1931 г. в состав Моздокского района из состава Малгобекского района было передано 5,2 тыс. га пахотных земель.

В 1933 г. вопреки многочисленным протестам ингушей г. Владикавказ, тогда г. Орджоникидзе, где находилась столица ИАО, вместе с прилегающей пригородной полосой, общей площадью 7,5 тыс. га были переданы Северной Осетии. Ингушетия лишилась политического, экономического и культурного центра.

В 1957 г. за спиной ингушей в сговоре с первым секретарем Северо-Осетинской обкома КПСС А. Агкацевым, передают земли Пригородного и Малгобекского районов общей площадью 100,5 тыс. га в состав СОАССР, всего 113 тыс. га. Из этих 113 тыс. га:

«Кавказский меридиан»

Б. Костоев. Москва, 2001 г.

«Даймохк» № 5, 2012

ГОРЫ ЭТОГО НЕ ЗАБУДУТ НИКОГДА

Сергей Белозерцев

Народный Депутат СССР

кандидат философских наук, правозащитник

Заповедь горцев:

Трудно сказать, когда забудут это ингуши, но горы этого не забудут никогда.

То, что предстоит вам сейчас читать, можно и …не читать. Свидетельские показания жертв геноцида – а именно так определяет происходящее с ингушами в Пригородном районе Владикавказа мировая общественность – настолько безыскусны и правдивы, что от каждого рассказа у каждого нравственно здорового человека непременно что-то остановится в груди и станет страшно не только за этот многострадальный народ, но и за себя, и за своих близких, ибо – «по ком звонит колокол?…»

Блокировка средствами массовой информации, безусловно, с ведома руководства России и Осетии, правдивых сообщений о происходящем в зоне действия чрезвычайного положения, дала свои бездушные плоды: почти никто из живущих на российских просторах не знает, что происходит вот уже в течение года с ингушским народом.

Мы, запутавшиеся в политической, экономической, житейской круговерти, начали привыкать избавляться от переизбытка информации. Глаза, уши и души многих стали работать только «от-желудка»… «Кусок» сочувствия, который иные еще могут «оторвать» от себя, все чаще стал походить на камень, положенный «в его протянутую руку»…

Попробуйте пожалеть себя сейчас – это необходимо не столько ингушам, сколько вам самим, чтобы в ваш город, село, на вашу улицу, в семью никогда не пришла такая же трагедия.

При этом немаловажно все время помнить, что подобные зверские репрессии по отношению к отдельным народам родились не год назад, а еще на заре советской власти, вместе с первыми распоряжениями первого главы советского правительства – «товарища» В.И.Ленина. Еще 28 февраля 1920 года он телеграфировал в Реввоенсовет Кавказского фронта: «Смилге и Орджоникидзе: Нам до зарезу нужна нефть. Обдумайте манифест населению, что мы перережем всех, если сожгут и испортят нефть и нефтяные промыслы, и наоборот – даруем жизнь всем, если Грозный и Майкоп передадут в целостности»…

Ну, а понятие слова «геноцид» есть, как ни странно, даже в советских энциклопедических словарях, правда, сопряжено оно только лишь с фашистской Германией…

Итак, ГЕНОЦИД – «… одно из тягчайших преступлений против человечества, истребление отдельных групп населения по расовым, национальным, этническим или религиозным признакам, а также умышленное создание жизненных условий, рассчитанных на полное или частичное уничтожение этих групп…

Такие преступления совершались в массовых масштабах гитлеровцами во время Второй мировой войны, особенно против славянского и еврейского населения. Геноцидом являются некоторые формы апартеида».

…Метелью белою сапогами по морде нам… Что же ты сделала со всеми нами, Родина? Или не видишь? Да не слепая ты, вроде бы, Родина. Родина?! Ро-ди-на…

СВИДЕТЕЛЬСКИЕ ПОКАЗАНИЯ

Т. ИЛЬЯСОВ:

Во второй половине октября жители с.Октябрьское осетинской национальности семьями и в одиночку начали куда-то уходить из села. В ночь с 30 на 31 октября началась интенсивная стрельба. И я понял, что начался конфликт между ингушами и осетинами.

Р. БАРАХОЕВА:

Нас привезли в с.Сунжа и поместили в спортзал сельского клуба. Всего нас было 400 человек.

В первые сутки нам ничего съестного не давали. Спали и сидели мы на холодном полу. С нами были женщины с грудными детьми. Так продолжалось 6 суток. А потом была последняя чистка. К нам зашли боевики с красными повязками и увели всех мужчин. Мы объявили голодовку, хотя мы и так голодали. Но и это не помогло.

И. МУРЗАБЕКОВ:

С. и Р. ОСМИЕВЫ:

Российские солдаты были в стороне. Их постоянно поили аракой. Осетины постоянно угрожали нам: «Хотели землю? Теперь ешьте ее и пейте свою кровь. Расскажите обо всем назрановцам! Ни чеченцам, ни другим вы не нужны».

Нас было примерно 800 человек в тесном помещении. 8 ноября к нам привезли еще один полный автобус заложников. Сейчас там осталось примерно 150 человек…

Л. ХАШИЕВА:

В ночь со 2 на 3 ноября к нам в подвал забрасывали избитых наших стариков, парней с окровавленными лицами. Одному перебили ребра. Первый день нас вообще не кормили. Наконец нам дали по полкартофелины и по кусочку хлеба. В помещении оказалось несколько ящиков кукурузы. Она нас и спасла от голода. Негде даже было сесть. Большее время в течение пяти суток мы провели на ногах. Было много детей. Они мерзли, плакали. Всех, находившихся в подвале, ограбили, сняли золотые изделия, более-менее ценную одежду.

Нас под конвоем водили собирать картошку. Когда мы спрашивали, почему нас, безвинных, держат здесь, нам отвечали, что ингуши не хотят нас принимать.

Однажды на рассвете в подвале раздались выстрелы. Одной женщине пуля попала в голову. Мы порвали халат и перевязали ее. В ту же ночь из подвала увели двух женщин вместе с детьми (у одной из них их было трое, у другой — двое). Нам сказали, что их ведут на расстрел, якобы за то, что ингуши в Чермене убили какую-то осетинскую семью. Эти женщины и дети больше не вернулись…

Через некоторое время на автобусе увезли очередную группу женщин и девушек якобы на обмен. До сегодняшнего дня нигде их не находят…

Р. МАРХИЕВА:

– Когда нас привезли в подвал мединститута, стали проверять карманы, забрали деньги, золотые вещи и все хорошее. А одна из девушек нам сказала: «Нам ваши вещи не нужны, нам нужна ваша кровь».

«ГОСПОДИН ЕЛЬЦИН!

Пишет Вам старый человек, который пережил войну, депортацию и многое другое. Повидал за свой век многое. Но то, что Ваши войска натворили в отношении ингушского народа на их исконной территории Пригородного района, не укладывается ни в какие рамки человеческой морали.

Вместо того, чтобы выполнять свой же Закон «О реабилитации репрессированных народов», Вы послали российские войска, которые, став на сторону осетин, танками и БТРами, ракетами всех типов и даже химическим оружием, устроили поголовное истребление всего ингушского народа данного района. А о зверствах так называемых боевиков и мародеров до сих пор человечество еще не слышало. Преступления немецких фашистов бледнеют перед зверствами осетинских фашистов. И все это происходит в стране, которую возглавляете Вы, демократ, и Ваша команда, якобы состоящая из демократов. О какой демократии может быть речь в стране, где малочисленные народы различаются на своих и не своих, на любимых и нелюбимых и т.д. и соответственно к ним относятся? Так где же справедливость, демократия и права человека, которые Вы перед мировым сообществом и своим же народом поклялись соблюдать при вступлении на престол?

Вы, Президент, покрыли себя и свое воинство вечным, ничем не смываемым позором! Вы вписали еще одну черную страницу в историю Российского государства. Но есть возмездие в природе, и оно рано или поздно настигнет виновных в убийстве детей, женщин, стариков. К.Чокаев, профессор».

Оставить новый комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

© 2018. Республика Ингушетия, Назрань. Мехк-Кхел.
Яндекс.Метрика