Мехк-Кхел

Независимый интернет-портал Ингушетии

Погода

RSS В иностранной прессе

Контакты

  • Электронная почта: mehkkhelonline@gmail.com

Архивы

Ссылки

Якуб Хашагульгов рассказал о роли своего брата в освобождении заложников

Якуб Хашагульгов, обвиняемый в подготовке покушений на судей и силовиков Ингушетии и Северной Осетии, в последнем слове рассказал о своих братьях. Исса Хашагульгов, ранее приговоренный к пожизненному осуждению, вел переговоры с лидерами боевиков об освобождении заложников, в том числе родственника главы Ингушетии, а  Султан-Гирей Хашагульгов был убит силовиками за то, что «наступал им на пятки», заявил Якуб Хашагульгов.

Как сообщал «Кавказский узел«, Якуба Хашагульгова задержали 8 февраля 2013 года в Ингушетии в селении Яндаре, его подозревали в причастности к группе боевиков «Вилайят Галгайче»* и серии терактов, в том числе к теракту 9 сентября 2010 года на Центральном рынке во Владикавказе. В августе 2014 года следствие было завершено, а 6 апреля 2015 года присяжные оправдали Якуба Хашагульгова. Его освободили из зала суда, но через два дня вновь задержали и арестовали по обвинению в мошенничестве. Прокуратура добилась нового рассмотрения дела, слушания начались в Северо-Кавказском окружном военном суде в апреле 2018 года. Кроме Якуба Хашагульгова, по этому делу также проходит уроженец Чеченской Республики Магомед Аушев.

 Якуб Хашагульгов приходится младшим братом убитому силовиками бывшему заместителю главы Минстроя Ингушетии, члену «Мехк-Кхел» Султан-Гирею Хашагульгову, в доме которого, по данным следователей, обнаружены списки судей Верховного суда Северной Осетии и сотрудников органов правопорядка. Якуб Хашагульгов также приходится братом Иссе Хашагульгову, которого осудили на пожизненное заключение по делу о теракте 9 сентября 2010 года во Владикавказе. Родственники Хашагульговых заявляли о их невиновности.

В Северо-Кавказском окружном военном суде 26 февраля состоялось заседание по делу жителя Ингушетии Якуба Хашагульгова. Родственников подсудимых в зале не было, передает корреспондент «Кавказского узла».

Адвокат Хашагульгова Магомед Аушев опроверг доводы обвинения по каждому эпизоду дела своего подзащитного.

«Пистолет с глушителем и пояс смертника — это всё оружие, которое удалось обнаружить следствию. Адекватный ли человек, если он задумал такую акцию по освобождению брата с таким нелепым арсеналом? Экспертизы выявили, что Хашагульгов является адекватным, в частности, он неоднократно встречался с главой республики по различным экономическим вопросам. Он мог купить оружие в любом охотничьем магазине, если захотел бы», — отметил адвокат.

Ряд свидетелей обвинения, по словам защитника, в суде пояснили, что на следствии подписывали протоколы допроса под давлением.

Адвокат попросил оправдать Хашагульгова. Об оправдательном приговоре для своего подзащитного попросил и защитник Магомеда Аушева Александр Овчинников.

Сам Магомед Аушев попросил не назначать ему наказания, связанного с лишением свободы.

«Ещё в самом начале я подавал ходатайство о том, чтобы меня выделили из дела и судили в республике, потому что все свидетели находятся там… Если есть возможность, прошу меня не лишать свободы и не сажать ввиду семейного положения», — коротко выступил Магомед Аушев.

Когда предоставили последнее слово Якубу Хашагульгову, то он заявил, что написал свою речь на 28 страницах.

«Преследование нашей семьи началось с 2010 года. Мой брат Исса работал в Северо-Кавказском управлении по борьбе с организованной преступностью, а до этого работал водителем брата начальника отдела по борьбе с организованной преступностью. Начальство управления боялось ездить, чтобы вызволять похищенных боевиками, и Исса начал ездить в Чечню для налаживания там связи с полевыми командирами незаконных вооруженный формирований, то есть он должен был налаживать оперативные связи по установлению местонахождения заложников на территории Чечни», — начал свой длинный рассказ Хашагульгов.

«С тех пор, до момента его задержания, к нему неоднократно обращались сотрудники ФСБ с просьбой в розыске без вести пропавших с 1995 по 2009 год. За счёт работы моего брата они получали премии, звания, должности и поэтому были заинтересованы в сотрудничестве с Иссой. Сидя в Нальчике и Владикавказе, они якобы освобождали заложников. Полевые командиры также были заинтересованы побыстрее избавиться от заложников, чтобы получить выкуп. Естественно, такие дела по телефону не решаются, и поэтому миссия Иссы заключалась в роли «курьера» между ФСБ и полевыми командирами. И одни, и другие Иссе доверяли, потому что Исса никогда никого не подводил. Сотрудники ФСБ за эту работу иногда подкидывали деньги Иссе», — заявил Хашагульгов.

К Иссе Хашагульгову, по словам подсудимого, обратился родственник «дяди со стороны матери президента (главы)  Ингушетии Мурата Зязикова», после чего Исса неоднократно по паспортам на чужие имена, полученным от сотрудников ФСБ, в сопровождении оперативников летал в Турцию. Не договорившись по освобождению с руководством «Имарата Кавказ»*, брат Хашагульгова вернулся домой, однако ещё несколько раз предпринимал попытки связаться с похитителями родственника Зязикова.

«Также мне известно, что Магомед Яндиев, начальник УБОП, был инициатором встречи Иссы с начальником управления ФСБ по Ингушетии по поводу сбора информации о похищенных участниками незаконных вооруженный формирований лиц. Исса также выполнял поручения, собирал информацию и передавал ее руководству ФСБ, продолжил сотрудничать с другими оперативниками после перевода в другую область руководителя. Однако именно в тот период в отношении Иссы было сфабриковано дело по преступлениям, которые он не совершал. В настоящее время он осужден по ложному обвинению. Ни я, ни мой брат Исса никогда ни в каком преступном сообществе не состояли», – сообщил Хашагульгов.

«В 2010 году произошел теракт во Владикавказе, из Москвы требовали срочно раскрыть преступление и найти исполнителей. 25 сентября 2010 года на выезде из села Яндаре на автодороге «Кавказ» Иссу остановили сотрудники ФСБ Ингушетии, после чего закинули его в свою ГАЗель и вывезли во Владикавказ. Его машину не смогли завести, потому что в ней было противоугонное устройство, позже её доставили во Владикавказ на эвакуаторе. В тот же день стали проводить обыски у него дома в Карабулаке и у нас, в Яндаре. Из нашего дома забрали автомобиль «Лада-Приора» белого цвета, принадлежащий Султан-Гирею, объяснив, что в нём якобы найдены патроны. Проткнули ножом панели и крышу в автомобиле отца. Также при обыске забрали два моих зарегистрированных охотничьих ружья и два травматических пистолета», — рассказал о задержании брата и первом обыске Якуб Хашагульгов.

Он написал заявление в прокуратуру, но там ответили, что никакое оружие не изымали. «Приору» также не вернули, сообщил Хашагульгов.

«Через два дня после задержания Иссы я увидел, как директор ФСБ докладывает президенту Дмитрию Медведеву о задержании так называемого «амира Ингушетии» Иссы. Бортников сказал, что Исса является организатором теракта на рынке Владикавказа и многих других преступлений на территории Ингушетии, на что Медведев сделал ему замечание, что виновность человека устанавливается только судом… Иссу подвергали ужасным пыткам, чтобы он признался в этих преступлениях, которые позднее взял на себя другой человек. Однако поскольку президенту уже было доложено, с него решили не снимать обвинения», — обратился к судьям Хашагульгов.

Он также заявил о применении к нему пыток, в частности, о принудительно сделанном уколе с неизвестным содержимым, после которого Хашагульгов потерял сознание. Предоставленную суду оперативную справку, свидетельствующую о намерении Хашагульгова выехать в Сирию и примкнуть там к боевикам, подсудимый назвал «фальшивкой».

Отверг Якуб Хашагульгов и обвинение в мошенничестве со строительством домов для переселенцев.

«Магомед Аушев закупал стройматериалы, сам вёл бухгалтерию, за это я ему платил 20 тысяч в месяц, он был таким же надёжным, обычным рабочим, как и все остальные. Таких работ у него было много», — сказал Хашагульгов.

«Экспертиза говорит, что мы не в полном объёме установили балки и стропила. На совещании с вице-премьером правительства было решено заменить стропила и балки, предусмотренные проектом, на другой размер. Также по решению правительства нам пришлось заменить отделку цоколя: искусственный камень на штукатурку. Любое, даже малейшее отклонение от проекта было невозможно без согласования с заказчиком, генподрядчиком и правительством. Постоянно на стройплощадке находились специалисты технадзора по Ингушетии. Кроме того, после каждого совещания туда приезжали чиновники из Москвы, осматривали всё. В связи с тем, что заказчик хотел закончить дома до конца 2009 года, по его требованию все работы выполнялись в мороз. Электроэнергия не была подведена из-за недостаточного напряжения. До конца 2009 года моя фирма выполнила все обязательства, но в начале следующего года всё начало отслаиваться, осыпаться, и пришлось повторно проводить эти работы уже за свои деньги», — рассказал подсудимый о строительстве домов.

«Мы обращались письменно к руководству Ингушетии с просьбой приостановить работы до окончания холодов, но это вызвало негативную реакцию, они хотели закончить строительство до 23 февраля (2010 года, — прим. «Кавказского узла»). Однако и 23 февраля не удалось закончить строительство, но потом поставили новые сроки, до дня республики (4 июня 2010 года, — прим. «Кавказского узла»), но в конце апреля пошли проливные дожди и практически все работы по благоустройству были испорчены: смыло плитку, забор, засорились колодцы, было принято решение о строительстве обводного канала. Строительство закончилось только в конце августа. Никакой прибыли от этой стройки я не получал, наоборот, я оказался в убытке. Дело о мошенничестве выдумано от начала до конца», — заверил суд Хашагульгов.

Своё уголовное преследование Якуб Хашагульгов связал с деятельностью брата — Султан-Гирея Хашагульгова.

«Многие люди обращались в «Мехк-Кхел» к брату. Он хотел помочь людям соблюдать законы РФ, за что был убит», — заявил подсудимый, пояснив, что его брат был неугоден властям и спецслужбам, поскольку «наступал им на пятки».

«Все эти незаконные действия происходят и по сегодняшний день и, как я вижу, будут продолжаться. Закон не становится лучше в России, если не сказать — хуже. У меня нет сомнений, что при нахождении в лагере меня так же убьют, поэтому я уже ничего не опасаюсь, я готов уйти из этой жизни, но за эти грехи когда-нибудь кому-нибудь придётся отвечать», — высказался Хашагульгов.

«Прошу суд не подставлять себя под их грязные дела и найти такое решение, которым можно прекратить весь этот спектакль и беззаконие», — завершил свою речь Якуб Хашагульгов.

Оглашение приговора назначено на 11.00 мск 11 марта.

* «Вилайят Галгайче» — структурное подразделение «Имарата Кавказ«, его деятельность признана террористической и запрещена в России по решению суда.

Примечание:«Якуб Хашагульгов задержан силовиками в Ингушетии«, «Суд над Якубом Хашагульговым напомнил о политической активности его брата«, «Суд отложил рассмотрение жалобы Хашагульгова на 30 апреля«.

Автор: Константин Волгинисточник: корреспондент «Кавказского узла»

Источник: https://www.kavkaz-uzel.eu/articles/332279/
© Кавказский Узел

Оставить новый комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

© 2019. Республика Ингушетия, Назрань. Мехк-Кхел.
Яндекс.Метрика